Вы здесь:  

Главная страница

Девибхагавата пурана. Седьмая книга

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ЖИЗНЬ ХАРИШЧАНДРЫ В РАБСТВЕ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ЖИЗНЬ ХАРИШЧАНДРЫ В РАБСТВЕ

Шаунака сказал:

Что совершил царь, придя в дом чандалы.
Об этом расскажи, о лучший из сут, поскорее мне, спрашивающему. (1)

Сута сказал:

После того как брахман Вишвамитра удалился, собакоед с радостным сердцем,
Отдав Вишвамитре деньги, связал владыку людей. (2)

Лжец стал бить его палкой, "Ты идешь?" - молвив.
Спотыкающегося под ударами палки, с очень взволнованными чувствами, (3)

Томимого разлукой с любимыми родственниками приведя в собственную хижину,
Чандала заточил его в оковы, а сам заснул безмятежным сном. (4)

Находясь в оковах, царь жил в хижине чандалы,
Отказавшись от еды и питья, постоянно он горевал. (5)

Нежную супругу и ребенка с печальными лицами видя прежде:
"Меня вспоминают горемычная: освободит нас царь. (6)

Обретя деньги, и деньги брахману обещанные, отдав,
Смотря на рыдающего сына, меня он разбудит. (7)

"Я с папой пойду", – так рыдающего мальчика.
«Папа! Папа!» - повторяющего, вместе со мной он разбудит. (8)

И не знает обладающая глазами олененка, что я стал чандалой.
Потеря царства, утрата друзей, продажа супруги и сына, (9)

Затем положение чандалы – вот последовательность несчастий".
И так он жил, постоянно вспоминая жену и сына. (10)

Проводя дни, страдающий царь, мучимый судьбой.
Затем, на пятый день, тот чандала освободил царя от оков. (11)

Чандала приказал ему заняться сниманием одежд с покойников ,
Злобный, постоянно оскорбляющий его грубыми словами: (12)

"В южной части Каши расположен огромный шмашан ,
Его охраняй, как предписано, и не оставляй ты никогда. (13)

Взяв эту ветхую палку, ступай, не медля,
Из рук героя палка эта – так объявляй повсюду!" (14)

Сута сказал:

Некоторое время сниманием одежды с покойников занимался
Царь Харишчандра на шмашане, покорный его воле. (15)

Побуждаемый чандалой, снимающим одежду с трупов
Царь по его приказу ходил на кладбище. (16)

На северной стороне города существует внушающий ужас,
Покрытый гирляндами из трупов, зловонный, задымленный (17)

Шмашан, с которого раздавались страшные крики, по которому бродили сотни шакалов,
И множество собак, и на который садились коршуны, (18)

Покрытый множеством костей, наполненный сильным зловонием.
Наполовину сгоревшие лица покойников, обнажая ряды зубов, (19)

Как бы улыбались – так случается с телом, находящимся посередине огня. Шмашан оглашали разнообразные крики и громкие вопли близких умерших: (20)

"О сын! О друг! О родич! О брат! О дорогой! О любимый мой!
О! Я же твой племянник, о дядя! О дедушка! (21)

О бабушка! О отец! О внук! Куда ты ушел? Приди, о родич!"
Такими страшными криками всех воплощенных был наполнен шмашан. (22)

Оглашаемый звуком горящего мяса, жира и мозга,
Где рождался ужасный треск огня. (23)

Шмашан тот ужасный напоминал конец света.
Тот царь, туда придя, горем стал терзаться: (24)

"О слуги! О придворные! Где вы? И царство, принадлежащее нашему роду.
О любимая! О сын, мальчик! Меня покинув, несчастного, (25)

Со злобным брахманом куда ушли вы далеко?
Без следования дхарме у людей не появляется блага нигде. (26)

Поэтому усердно человек должен следовать дхарме".
И в то время как он так размышлял, чандала постоянно (27)

С членами тела, испачканными грязью, рядом с трупами,
Бродил с палкой в руке и бегал даже здесь и там. (28)

От этого трупа я выгоду в сто поимею,
Это – мое, это царя, это чандалы". (29)

Так размышляя, царь достиг труднопреодолимого состояния,
Облаченный в одну старую одежду из лоскутов с узлами, (30)

С лицом, руками, животом и ногами, покрытыми пылью и пеплом от костра,
С ладонями и пальцами, испачканными жиром, салом и костным мозгом, вздыхающий, (31)

Для разнообразный трупов занятый приготовлением и толчением рисовой каши ,
Изготовляющий для их голов венки и повязки, (32)

Ни днем, ни ночью он не спал, восклицая постоянно: «Ох! Ох!»
И так прошло двенадцать месяцев, подобных сотне лет. (33)

Так в седьмой книге махапураны Девибхагавата заканчивается двадцать четвертая, называющаяся "Жизнь Харишчандры в рабстве".