Вы здесь:  

Главная страница

Девибхагавата пурана. Седьмая книга

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ. СМЕРТЬ РОХИТЫ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
СМЕРТЬ РОХИТЫ

Сута сказал:

Однажды, чтобы развлечься, вместе с другими мальчиками отправился
Из Варанаси не очень далеко мальчик по имени Рохита. (1)

Затеяв игру, он стал собирать
Нежные и маленькие корни дарбхи вместе с заостренными кончиками. (2)

"Ради удовлетворения благородного", - молвив так, парой рук усердно
Наделенные теми же признаками топливо и траву для подстилки собирал он. (3)

Листья и дрова взяв для проведения агнихотры,
Он разместил груз на голове и, ударяемый им на каждом шагу,(4)

Добрался до водоема мальчик, испытывающий жажду.
На землю груз, положив у водоема, ребенок (5)

Напился воды и отдыхал мухурту.
У муравейника оставленный груз он забрать собирался. (6)

Между тем по приказу Вишвамитры черная змея, внушающая страх,
Очень ядовитая, грозная в высшей степени, выползла из муравейника. (7)

Она ужалила мальчика и он умер.
Видя, что Рохита мертв, дети побежали к жилищу брахмана (8)

Быстро с криком ужаса и сообщили его матери:
"О! Рабыня брахмана! Твой сын вышел, чтобы поиграть (9)

Вместе с нами, и тогда был ужален змеей и умер".
Услышав эти слова, подобные удару молнии, (10)

Она упала, потеряв сознание на землю, подобно срубленному банановому дереву.
Затем рассерженный брахман полил её водой. (11)

Она снова обрела сознание, и брахман сказал ей.

Брахман сказал:

То, что ведет к несчастью, порицаемое знающая ты в начале ночи (12)

Плач устраиваешь грешница, разве нету стыда в твоем сердце?
Она не была отпущена брахманом и, ничего не говоря, (13)

Рыдала жалобно, несчастная, терзаемая скорбью по сыну,
С лицом, залитом слезами, покрытая пылью, с распущенными волосами. (14)

Тогда той супруге царя разгневанный брахман молвил:
«Напрасно я, о грешница, купил тебя. Мои дела домашние расстраиваешь ты. (15)

И если ты не умела в делах, то в таком случае каким образом будут возвращены мои деньги?
Так бранимая им грубыми словами снова и снова (16)

Рыдающая жалобно, молвила брахману дрожащим голосом:
«О господин! Мой сын-ребенок умер, укушенный змеей. (17)

Дай мне позволение, я пойду повидать мальчика.
Труднодостижимая встреча с ним пусть произойдет у меня, о давший благой обет!" (18)

Молвив так жалобно, женщина снова зарыдала,
И вновь той супруге царя сказал разгневанный брахман. (19)

Брахман сказал:

О лживая! О поступающая дурно! Разве ты не знаешь, что грех заключен
В том, что, взяв награду хозяина, его дела расстраиваешь? (20)

В аду тот вариться Махараурва сначала,
И прожив кальпу в аду, затем он становится петухом. (21)

Или же дела мои не связаны с прославлением дхармы?
Тот, кто погружен в грехи, глупый, жестокий, лживый, коварный, (22)

Для того слова мои будут бесплодны, как семена, брошенные в землю, смешанную с солью.
Ступай же, если нет у тебя страха перед загробным миром". (23)

После этих слов она, дрожащая молвила брахману:
«Пожалей меня, о господин, будь милостив, благосклонен будь! (24)

Отпусти меня на мухурту, чтобы я повидала сына».
Молвив так, головой припала к стопам брахмана (25)

И зарыдала жалобно женщина, терзаемая скорбью по сыну.
Затем сказал брахман, чьи глаза покраснели от гнева. (26)

Брахман сказал:

Зачем тебе сын? Занимайся делами в доме моем.
Разве не ведаешь ты гнева моего, чей плод – удары кнута. (27)

После этих слов она осталась и занималась домашними делами,
Половина ночи прошла, и она закончила умащать его стопы. (28)

Тогда брахман сказал ей: «Теперь ступай к сыну.
Совершив обряд его кремации и прочее, далее возвращайся поскорее, (29)

Чтобы дела в доме моем утром не были расстроены».
После этого в одиночку ночью пошла она, плачущая (30)

И увидела собственного сына мертвым, терзаемая великим горем.
Как отбившаяся от стада антилопа или корова, потерявшая теленка, (31)

Она, выйдя из Варанаси на миг и увидев собственного сына,
Лежащего, подобно нищему, на земле возле травы дарбха и дров, (32)

Стала причитать, мучимая тяжким несчастьем, издавая душераздирающий крик:
«Иди ко мне, отчего погиб ты, скажи же! (33)

Ступай же, постоянно говоря: «Мама!».
Придя спотыкаясь, она подле него упала в обморок. (34)

Затем, придя в себя, она обоими руками обняла мальчика.
И, прислонившись своим лицом к его лицу, зарыдала, издавая страдальческие крики. (35)

Она стала бить руками о голову и живот:
«О мальчик! О дитятко! О милый! О сынок! О красавец! (36)

О царь! Куда ушел ты, посмотри же на своего собственного сына, Более дорогого, чем сама жизнь, лежащего на земле мертвым! (37)

Затем она посмотрела на его лицо снова, надеясь обнаружить признаки жизни
И поняв, что лицо безжизненно, она, оцепенев, упала. (38)

Рукой дотронувшись до лица сына, снова она молвила:
«Оставь свой сон, о мальчик, проснись скорее! (39)

Кругом усиливается вой сотен шакалов
И звуки, издаваемые бхутами, претами, пишачами и прочими, а также дакини. (40)

Твои друзья ушли, один ты чего остался?»

Сута сказал:

Молвив так, женщина вновь жалобно зарыдала: (41)

«О дитятко! О мальчик! О милый! Рохита сынок!
О сын! Почему не откликаешься ты? (42)

Я, о дорогой, разве ты не знаешь, посмотри на меня!
После оставления страны, потери царства, о сын, продажи собственным мужем (43)

И обращения в рабство живу я, лишь тебя видя, о сын!
Во время твоего рождения брахманы предрекли твое будущее: (44)

Обладающий долголетием царь земли, наделенный сыновьями и внуками, Мужественный, щедрый, чистый душой, почитающий учителей, богов и брахманов, (45)

Доставляющий радость матери и отцу, правдоречивый, обуздавший чувства –
И все это ложью оказалось, о сын! (46)

Диск, рыба, зонт, шриватса, свастика, знамя,
Кувшин и опахало изображены на твоей ладони, о сын! (47)

Эти и другие благоприятные признаки, которые изображены на твоей руке,
Все они оказались тщетными теперь, о сын! (48)

О царь! О владыка земли! Где твое царство, где советники,
Где львиное сидение , где зонт, где мы, где богатство? (49)

Где Айодхья, где крепости, где слоны, конница, колесницы и пехота ?
Все это, а также меня покинув, куда ушел ты? (50)

О любимый! О царь! Приди и посмотри на своего собственного любимого сына,
Который, ползая на твоей груди, умащенной кункумой, (51)

Грязью и пылью со своего тела широкую пачкал
И большим количеством мускуса намазанный, (52)

Стирал тилак со лба, сидя на твоих коленях, о владыка земли,
Чье лицо, вымазанное землей, я из любви целовала, (53)

На его лицо, облепленное мухами, я гляжу, порченое червями.
О царь! Посмотри же на сына, лежащего на земле, подобно нищему, мертвым, (54)

О бог! Что за дело совершила я в предыдущем существовании,
Что конца горького плода деяния этого я не вижу (55)

О сын! О дитятко! О милый! О мальчик! О красавец!"
Ее причитания услышав, городские стражники (56)

Проснулись и поспешно к ней прибежали, удивленные.

Люди сказали:

Кто ты и чей это мальчик и где твой супруг находится? (57)

В одиночку без страха ночью сюда придя, почему ты рыдаешь?"
На эти слова та женщина ничего не ответила. (58)

Вновь спрошенная, она тихо оцепенела
И продолжала причитать, терзаемая великим горем, с лицом, залитым слезами скорби. (59)

Тогда они, боясь её, с волосами, поднявшимися на теле,
Дрожащие, стали говорить друг другу, руками взявшись за оружие: (60)

«Это не есть женщина, потому что она не говорит ничего.
Поэтому надо связать покрепче эту убийцу детей. (61)

Если бы она была порядочной, то в таком случае зачем ей находиться за городом в середине ночи?
Ради съедения она притащила сюда чьего- то ребенка!" (62)

Молвив так, одни схватили её крепко за волосы,
Другие за руки, а третьи – за горло. (63)

«Ведьма может улететь», - так сказали многие, с оружием в руках.
Таща, они привели ее в хижину и отдали чандале: (64)

"О чандала! За городом была замечена нами убийца детей.
Должна быть умерщвлена она поскорее, отведенная за город". (65)

Чандала сказал, её увидев: «Известна эта ведьма, прославленная в мире,
Но никем не бывшая виденной ранее. Многие дети (66)

Были съедены ею, и вами благодеяние совершено.
Вам будет принадлежать вечная слава в мире, ступайте же счастливо. (67)

Убивший брахмана, женщину, ребенка или корову, укравший золото человек,
Поджигатель, разрушитель пути, пьяница, осквернитель ложа наставника, (68)

Враждующий с великими людьми – его убийство приносит заслугу.
Даже не существует греха в убийстве брахмана или женщины, совершивших подобные преступления. (69)

По силам мне умертвить её", – так молвив,
Крепкими веревками связал он её, и за волосы притащив, стал её бить. (70)

Затем приказал он Харишчандре грубыми словами:
«Эй, раб! Убей эту злодейку, не раздумывая". (71)

Услышав эти слова, подобные удару ваджры,
Дрожа, ответил чандале, опасаясь совершить убиение женщины. (72)

«Не способен я это сделать, дай мне другое поручение.
И даже невыполнимое деяние совершу я по твоему слову». (73)

Выслушав эти слова, собакоед ответил:
«Не бойся же, возьми меч, и убиение её заслугу принесет. (74)

Ни она, внушающая ужас детям, должна быть оберегаема!»
Услышав его речь, царь сказал следующее: (75)

«Женщины должны быть охраняемы усердно, и нельзя их лишать жизни ни в коем случае.
Мудрецы, следующие дхарме, говорят, что убиение женщины есть грех . (76)

Мужчина, который убьет женщину умышленно либо нечаянно,
Будет вариться в аду Махараурва. (77)

Чандала сказал:

Хватит болтать, меч возьми этот острый, блистающий, словно молния,
И благодаря тому, что она одна подвергнута будет, многие будут счастливы. (78)

Насилие, совершенное над ней, принесет великую заслугу,
Ибо много детей в мире съедены этой злодейкой. (79)

Поэтому побыстрее пусть будет умерщвлена она, и мир будет счастлив.

Царь сказал:

О начальник чандалов! Суров обет, заключающийся в отказе от убиения женщины, (80)

Поэтому в течение жизни я не приложу старания к убийству женщины, о котором ты просишь.

Чандала сказал:

Помимо дела, порученного господином, о злодей, какое другое дело может существовать? (81)

Взяв плату от меня, отчего ты нарушаешь замыслы мои?
Тот, кто, получив плату от господина, замысел господина нарушает, (82)

Тому избавления нет от ада даже благодаря десяти тысячам обрядов.
Царь сказал:
О начальник чандалов! Дай мне другое поручение трудновыполнимое! (83)

Скажи мне, кто твой враг, и я вскоре убью его, без сомнения.
И убив недруга твоего, я отдам землю тебе во владение. (84)

Даже над сопровождаемым богом богов змеями, сиддхами и гандхарвами
Индрой богов одержу я победу, сразив его острыми стрелами. (85)

Выслушав эти слова царя Харишчандры,
Рассерженный чандала ответил дрожащему владыке земли. (86)

Чандала сказал:

Не те слова заслуживают внимания, которые произносит раб.
Став рабом чандалы, ты произносишь речь, подобную речи богов.
Раб! К чему множество слов? Внемли сказанному мной! (87)

Освободись от стыда, если есть в твоем сердце страх перед грехом!
С какой целью, попав в рабство, находишься ты в доме чандалы? (88)

Поэтому, взяв этот меч, отруби ей голову!
И после этих слов чандала передал царю меч. (89)

Так в седьмой книге махапураны Девибхагавата заканчивается двадцать пятая глава, называющаяся "Смерть Рохиты".