Пураны | Упанишады | Махабхарата | Шримад Бхагаватам | Лекции | Алфавит | Поиск

ВВЕДЕНИЕ 

Гаруда-Пурана Сародхара (избранные этюды Гаруды-Пураны) бы­ла составлена Наванидхирамой, сыном Шри Хари Нараяны, для тех, кому сложно постичь древние ведические предания в полном объеме. Но даже для понимания этой книги требуется предварительное зна­комство с эзотерическими учениями ведической культуры. Наванид-хирама пишет, что его труд является результатом глубокого изучения священных книг Индии и называет его квинтэссенцией данного зна­ния.

На протяжении многих веков эта книга используется в Индии при проведении посмертных церемоний, и поэтому некоторые опасаются читать ее,  в других случаях Атеистическое воспитание привело к тому, что вместе с исчезнове­нием веры в Бога и в жизнь после смерти исчезла также вера в ад. В течение многих лет прививалась идея, что ад является вымыслом жрецов для поддержания нравственности в обществе и страха в пастве. И хотя сейчас все больше и больше людей признают жизнь после смерти, понятие об аде очень расплывчато и смутно. Без сомнения, тема ада не очень-то приятна, и большинство людей не хотят ничего слышать о его реальности. Но священные писания, работы мистиков (Свендеборга, Данте, Д. Андреева и др.), свидетельства святых и муд­рецов говорят об истинах, которые существуют независимо от того, приятно это людям или нет. Например, смерть и болезни неприятны, но это - самые реальные явления, с которыми каждому придется встре­титься.

Согласно индусским писаниям, ад - это конкретное место, попав в которое, грешник получает особое тело, тело страданий (джатана деха) - копию своего физического тела, но состоящее из более тонкой материи. В отличие от христианского понимания ада, в индусских писаниях отвергается идея вечного наказания.

Пребывание в аду не вечно. Смысл ада состоит в том,  чтобы исправлять и воспитывать. Когда существо отрабатывает свой срок в аду, оно снова рождается на Земле, но не помнит адские муки, также как и райские радости. Однако в подсознании остаются впечатления о прошлом, которые и определяют склонности человека. Естественный страх, которые некоторые  ощущают перед соблазнами порока, является последствием пребывания в адских районах вселенной. Опыт, который душа приобретает, пройдя через мучения ада, можно считать великим даром, который никогда не потеряет. После очищения адскими муками существо рождается с сильным осознанным стремлением лучше использовать свои способности. И Господь, пребывающий в сердце как свидетель, дарует такой душе возможность осуществить свои стремления, создавая благоприятные обстоятельства. Но если существо, оказавшись в благоприятных условиях, не творит добрые дела, совершает грехи и не обуздывает чувства, оно снова попадает в  преисподнюю.

Согласно ведическим писаниям, все адские планеты находятся между тремя мирами и вселенским океаном Гарбходака, в южной стороне вселенной. Они находятся немного ниже земной планетарной системы, над самой поверхностью океана Гарбходака. В текстах, опи­сывающих ведическую космографию, говорится о параллельных  мирах, которые теософы назвали астральными, ментальными; эфирными и т.д. Те миры, в которых находятся преисподние, проявляются и на Земле. Так же как существуют райские  места на физическом и тонком плане, так же и ад находится на физическом и астральном уровне. Разве фашистские лагеря - это не ад? Разве в «Архипелаге Гулаг» не дается подробное описание адских состояний? Разве пребы­вание в теле, гниющем от рака или  СПИДа, - это не ад? А ужасы Хиросимы? Поэтому не стоит сомневаться в реальности ада.                    

Но есть ли средства, помогающие избежать адских мук? Некоторые мудрецы считают, что грех нельзя искупить деятельностью, какой бы доброжелательной она ни была, человек должен отстрадать за свои грехи. Иные считают, что для страшных грехов нет искупления, кроме искупления смертью, которая может спасти от долгих страданий в аду. Так, в случае прелюбодеяния единственная подходящая епитимья - обняться с раскаленной железной статуей и так умереть. Но большин­ство провидцев считает, что сознательное покаяние является лучшей прайашчиттой, епитимьей. А самым великим средством,  нейтрализующим  все  грехи,  провозглашается  чистое служение Богу, воспевание  Его  имен, медитация  и чистая молитва. Паломничество, милосердие, аскезы, изучение  писаний  также  способны разрушить последствия многих греховных  деяний.

       Гаруда-Пурана  учит правильной  смерти и дает знание о том, как помочь тем, кто уже ушел в другой мир и скитается по дорогам муче­ний. Познав науку смерти, можно постичь тайну вселенской эволюции и сотрудничать со множеством существ, пребывающих в невидимых мирах, помогая им и получая их поддержку.

Согласно определенным принципам эзотеризма, мы не стали давать подробные комментарии к текстам и расшифровывать язык символов, ибо сокрытое  раскроется для истинно верующих.

У о. Павла Флоренского есть удивительное высказывание, которое могло бы послужить эпиграфом ко  всем книгам, исследующим науку смерти:         

«Человек умирает только раз в жизни, и потому, не имея опыта, умирает неудачно. Человек не умеет умирать - смерть его происходит ощупью, в потемках. Но смерть, как и всякая деятельность, требует навыка. Надо умирать благополучно, надо выучиться смерти. А для этого необходимо умирать еще при жизни, под руководством людей опытных, уже умиравших. Этот-то опыт смерти и дается подвижниче­ством. В древности  училищем смерти были мистерии.

У древних переход в иной мир мыслился: либо как разрыв, как провал, как ниспадение, либо как восхождение. В сущности, все мистерийные обряды имели целью уничтожить смерть как разрыв. Тот, кто сумел умереть при жизни, не проваливается в Преисподнюю, а переходит в иной мир. Не то, чтобы он оставался вечно здесь, но ониначе воспринимает кончину, чем непосвященный. Для непосвященного загробная жизнь - это абсолютно новая страна, в которой он не умеет разобраться, в которой он рождается младенцем, не имеющим ни опыта, ни руководителя. Посвященному же эта страна уже знакома - он уже бывал здесь, уже осматривал ее, хотя бы издали и под руко­водством людей опытных. Он уже знает все пути и перепутья потусто­роннего царства и переходит туда не беспомощным младенцем, а юно­шей или же взрослым мужем. Он, как говорят древние, знает картуиного мира и знает наименования потусторонних вещей, и потому он не растеряется и не запутается там, где от неожиданности толчка и по неопытности, придя в себя после глубокого духовного обморока, непосвященный не найдется, как поступить, не поймет, что делать».