Вы здесь:  

Главная страница

История вайшнавских сампрадай

[стр. 2]

Верить - не значит просто слепо доверять чему-то. Верить - это особое состояние души, как раз то самое состояние, в котором нечто непостижимое раскрывается человеку.

Эта вера лучше всего иллюстрируется знаменитой притчей про сапожника и брахмана. Нарада Муни путешествовал и пришел в духовный мир. Господь Нараяна сказал ему, что нужно проверить сапожника и брахмана: брахман так себе, а сапожник - преданный высочайшего уровня. Нарада очень удивился, и тогда Нараяна сказал: «Пойди к сапожнику, и, когда он спросит, чем Я занимаюсь в духовном мире, скажи, что Я продёргиваю слона в игольное ушко». Когда Нарада сказал об этом брахману, тот ответил: «Этого не может быть. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Теперь мне ясно, что ты обманщик». А когда он сказал об этом сапожнику, сапожник запрыгал от радости. Он закричал: «Мой Господь такой замечательный, Он продёргивает слона в игольное ушко!» Нарада Муни с удивлением посмотрел на него и спросил: «Ты веришь в это?» - «Конечно, верю, что тут сложного? Если Он сумел засунуть огромное баньяновое дерево в маленькое семечко баньяна, то какая проблема для Него продёрнуть слона через игольное ушко? Он может сделать всё, что угодно!»

И, в сущности, смысл этого семинара не в том, чтобы логикой понять ачинтйа, не в том, чтобы логикой понять непостижимое, а в том, чтобы мы с вами могли поверить в гуру-парампару, чтобы, в конце концов, после того, как мы закончим этот семинар, у нас появилась твёрдая, непоколебимая вера в гуру-парампару, преемственность духовных учителей, которые стоят в нашей цепи ученической преемственности. И, в сущности, у нас есть все основания верить этому, - точно так же, как у сапожника были все основания верить в то, что Господь Нараяна продёргивает слона в игольное ушко, - потому что эта гуру-парампара сделала чудо. Какое чудо она сделала? Она спасла всех нас. В сущности, спасти всех нас гораздо труднее, чем продёрнуть слона через игольное ушко. Если она могла спасти меня и любого из нас, то, значит, она на что-то способна. Цель этого семинара, смысл этого семинара именно в том, чтобы мы могли яснее оценить это чудо - чудо, которое совершается у нас на глазах.

Тут я обычно вспоминаю, как реагировал на всё это Бхакти Пурушоттама Свами, когда он был здесь в Москве. Я как раз готовился к этому семинару, и у меня было множество неясных вопросов в голове. Я у него спрашивал, кто был духовным учителем у кого, каким образом тот получил освобождение, каким образом развивалась наша цепь ученической преемственности. Такая простая в изложении Бхактисиддханты Сарасва-ти, на самом деле она представляет собой запутанный клубок, и тут изложена только часть этой цепи. Каким образом в этом запутанном клубке могло что-то передаваться? И у меня было много-много вопросительных знаков, касающихся этой схемы. И когда приехал Бхакти Пурушоттама Свами, я стал задавать один за другим эти вопросы. Он слушал меня, слушал и смеялся в ответ. Ни на один вопрос он мне не ответил, только смеялся. Он ходил по комнате, наносил тилаку и смеялся, и чем больше я задавал вопросов, тем громче он смеялся. Он сказал: «Я давно эти вопросы знаю, я давно про это слышал, я знаю даже, почему они возникли в твоем уме, но на большинство из них ответов нет. Но единственное, что я знаю точно, это то, что через 100, 200 лет людям всё это будет неинтересно, все эти вопросы. Но Шрила Прабхупада будет и через 100, и через 300 лет. Про тех людей, которые ставят под сомнение его легитимность, его величие, забудут, а Шрила Прабхупада останется». Это вот та самая вера, которая возникла у него в результате очень близкого изучения этого предмета. У меня тоже, в свою очередь, в результате изложения этого предмета в течение нескольких семинаров, возникла примерно та же самая вера. Чем больше мы думаем над тем, что происходит, что произошло и что происходило, чем больше мы сравниваем всё это, тем яснее становится величие того, что сделал Шрила Прабхупада. Это, в сущности, основа нашей веры - то, во что мы должны поверить.

Мы можем видеть, что сам по себе этот вопрос является очень спорным, что по-прежнему на нашу сампрадаю происходят нападки со всех сторон, как изнутри, так и извне сампрадаи. По сути дела, каждое звено этой сампрадаи, каждый последующий ачария был в каком-то смысле великим революционером, и его вклад оспаривался и подвергался сомнению, как сейчас некоторые люди оспаривают и подвергают сомнению вклад Шрилы Прабхупады и тот вклад, который делает ИСККОН.

До этого то же происходило с Бхактисиддхантой Сарасвати, а до этого то же самое происходило с Бхактивинодой Тхакуром и до этого, то же самое происходило с Мад-хвачарией. Практически на каждом этапе было это столкновение взглядов, были сомнения, были люди, которые уходили. Споры о том, что сделал Бхактисиддханта Сарасвати, не прекращаются до сих пор. Его собственный брат Лалита Прасада Тхакур был его заклятым и злейшим врагом. Он утверждал, что его старший брат испортил всю парампару, что он отошёл от Бхактивиноды Тхакура, их отца; что он полностью всё испортил, что он, по сути дела, был еретиком.

Далее: