Вы здесь:  

Главная страница

История вайшнавских сампрадай

[стр. 35]

Они получили этот титул веданта-питха. И после них пришел Вьясарая или Вьяса Тиртха. Это один из величайших ачарий. Несмотря ни на что, силы времени, силы майи размывали сампрадаю. И мы видим, как великие ачарии приходят для того, чтобы восстановить сампрадаю в ее изначальной чистоте. И Вьяса Тиртха был таким великим ачарией. Вьяса Тиртха это тот самый ачария, тот самый санньяси, который открыл, как я вам вчера рассказал, 732 храма Хану-мана. Он не коснулся женщины за всю свою жизнь, с самого детства вел отреченный образ жизни. Но при этом с него начинается очень сильная традиция киртанов. Он был удивительным певцом. Он замечательно пел, он замечательно танцевал. И он написал одну книгу.

Про него рассказывают историю, что однажды он написал книгу, которая называется «Кришна нибигари бхаро». До сих пор эта книга является классической книгой по бха-ратанатьям. Все танцы бхаратанатьям строятся на играх Кришны. Он написал, что такое бхаратанатьям, каким образом через танец передавать игры Кришны, каким образом бхакти нужно передавать через танец. Он написал эту книгу «Кришна нибигари бхаро». И после того, как он написал эту книгу, однажды ночью Кришна пришел к нему во сне с жалобой. И Кришна сказал ему: «Я тебя понимаю, ты санньяси, ты ни разу не коснулся женщины. Ты отреченный человек. Но Я при этом не просто женат, Я очень даже женат, Я очень сильно женат. И почему ты Меня называешь Кришной? Я никогда не бываю один. У меня много жен и Я постоянно с ними общаюсь. Ты Меня как бы за себя считаешь? Я не Кришна, Я - Шри Кришна». Этот бедный Вьяса Тиртха проснулся и при этом повторял: «Шри Кришна, Шри Кришна». И с тех пор в нашей сампрадае Кришну просто Кришной не называют. Кришна - это всегда Шри Кришна, Кришна, рядом с которым находится богиня Лакшми, богиня процветания, во многих-многих Ее экспансиях.

С Вьяса Тиртхой связана другая замечательная история. В свое время Мадхвачария проповедовал, что бхакти возводит человека на высочайший уровень. Он говорил, что, если лоб человека украшает урва-пундра, тилака, которая идет вверх, то он выше любого брахмана, независимо от того, из какой касты он происходит, откуда он. И он говорил также, что ему гарантировано освобождение. Но кастовость того времени не позволяла еще полностью проявить самодовлеющую царственную природу бхакти. Бхакти не зависит от происхождения, бхакти не зависит от касты, бхакти не зависит от пола, бхакти не зависит от возраста, бхакти не зависит ни от чего. Но Мадхвачария, хотя он и проповедовал это, не мог утвердить этого до конца. И эту задачу взял на себя Вьяса Тиртха. После этого, как мы знаем, пришел Чайтанья Махапрабху. Он принимал ява-нов. Он принимал мусульман нама-ачариями. Он делал людей, от которых отказывались, которых изгоняли из индусского общества, самыми

близкими преданными, чтобы доказать эту природу. Он не обращал внимания ни на что и ни на кого.

Но с Вьяса Тиртхой связана другая история. Однажды шудра пришёл к нему. Шудра упал перед ним на колени. Шудра стал молиться ему. И шудра стал говорить ему: «Ты великий учитель, ты знаешь Кришну, ты разговариваешь с Кришной. Я тоже хочу разговаривать с Кришной. Я тоже хочу служить. Пожалуйста, прими меня своим учеником. Единственное, чего я хочу, на самом деле, это знать тебя, я даже не хочу знать Кришну, я хочу знать тебя. Я хочу служить тебе, я хочу быть рядом с тобой, я хочу повторять святые имена. Я хочу мантру от тебя. Дай мне мантру, мантру, которая может спасти меня». И он попросил об этом в присутствии его учеников, среди которых были брахманы. И у этих брахманов появилось презрительное выражение на лице: какой-то шудра пришёл сюда и чего-то просит. Вьяса Тиртха посмотрел на своих учеников, он посмотрел на этого фермера, этого простого человека, и ему захотелось дать ему эту мантру. Но при этом он знал, что не может просто дать ему эту мантру. Ученики отвернутся, ученики этого не поймут. Поэтому он подумал: «Дай-ка я их обману. Дай-ка я их проучу». Он сказал: «Хорошо, я дам тебе мантру. Слушай меня внимательно». И при всех он сказал этому шудре таинственную мантру. Там была бхиджа, там была намаха, в середине стояло имя. Мантра состоит из бхиджи, звука, который непосредственно доводит до того, к кому мы обращаемся; из имени того, к кому мы обращаемся, и из слова намаха или сваха. И он дал ему эту мантру. Но на место имени Кришны он поставил имя Махиш. И все ученики покатились со смеху. Они стали смеяться, они стали прыскать, потому что Махиш - это имя вола, на котором ездит Ямарадж. Все подумали: «Наш учитель очень умный. Он посмеялся над этим глупцом, он дал ему мантру Ма-хиша. И этот глупец будет повторять эту мантру и окажется у Ямараджа». Но у шудры была такая шраддха, такая вера в своего духовного учителя, такая вера в эту мантру, что он в страшном экстазе схватился за эту мантру и стал её повторять с огромной сосредоточенностью. А Вьясарая знал, что из этого выйдет, что произойдёт. И однажды утром, когда они проснулись, то увидели, что что-то такое ужасное заслоняет солнце. Солнце должно было взойти, но оно никак не всходило. И они увидели, что окна в их ашраме заслоняет какая-то тень. Когда они вышли на улицу, то увидели там гигантского вола, который был ростом с четырехэтажный дом.

Далее: