Вы здесь:  

Главная страница

Калика пурана, главы 1-20

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. ЛЮБОВНЫЕ ИГРЫ ХАРЫ И САТИ

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
ЛЮБОВНЫЕ ИГРЫ ХАРЫ И САТИ

Маркандея сказал:

Когда тучи начали греметь, Махадева, Супруг Сати,
Простившись с Вишну и прочими [богами], отправился в горы Гималаи. (1)

Усадив на спину быка радостную Сати,
Отправился он на прекрасные склоны Гималаев, покрытые рощами. (2)

И она подле Шанкары, [обнажающая в улыбке] прекрасные зубы, очаровательно улыбающаяся,
Заблистала, восседавшая на быке, точно темное облако на краю Луны. (3)

Брахма и иные [боги], Маричи и прочие мыслью порожденные,
А также Дакша – все ликовали, боги и асуры. (4)

Одни дули в раковины, другие танцевали, отмеченные благоприятными знаками,
Третьи смеялись – и [все] следовали за Быкознаменным. (5)

Хотя и попрощавшиеся с Шамбху, Брахма и прочие
Следовали некоторое время за Харой, исполненные великого восторга. (6)

Затем, [окончательно] расставшись с Шамбху, Брахма и прочие мыслью порожденные
Удалились в свои обители на быстроходных колесницах. (7)

Боги, сиддхи, сонмы апсар,
Якши, видьядхары, которые туда пожаловали, (8)

Те, распростившись с Харой, поспешили возвратиться в собственные чертоги,
Исполненные радости оттого, что Быкознаменный женился. (9)

После этого Хара вместе со своими ганами, достигнув обители, восхищающей [чувства],
На Кайласе, помог спуститься возлюбленной с быка. (10)

Заполучив Дакшаяни, Вирупакша ганов
Своих отпустил во главе с Нанди из горной пещеры. (11)

Шамбху молвил им всем, возглавляемым Нанди, очевидную истину:
«Когда я вспомню о вас, то благодарю вспоминанию с навостренными ушами
Вы явитесь тогда ко мне. (12)

После того как Вамадева сказал это, Нанди и другие
В долину Махакауши отправились в горах Гималаях. (13)

Когда они удалились, Владыка, сбитый с толку,
Вместе с Дакшаяни долгое время день и ночь наслаждался в уединенном месте. (14)

Иногда, собрав лесные цветы, прекрасный
Венок он сплетал и возлагал на шею Сати. (15)

В другое время, когда Сати смотрела на свое лицо в зеркало,
Подойдя сзади, Хари глядел на свое лицо сам. (16)

Иногда он находил радость в том, что ее волосы
Связывал и распускал постоянно, а также расчесывал. (17)

Ее стопы блестящей красной краской
Окрашивал, красные от природы, объятый страстью Быкознаменный. (18)

То, что другим можно говорить громко,
То на ухо шептал ей Хара, чтобы коснуться ее лица. (19)

Отойдя недалеко и подкравшись
Сзади, он закрывал ей [своими ладонями] глаза. (20)

Благодаря своей волшебной силе Быкознаменный исчезал
И, [будучи невидимым], обнимал ее, взволнованную и испуганную. (21)

Две ее груди напоминали бутоны золотого лотоса,
Он же, умащая их мускусом, делал их подобными черным пчелам. (22)

Неожиданно сняв жемчужное ожерелье с ее грудей, Хара
Возлагал его обратно, рукою касаясь [грудей]. (23)

Браслеты ангада снимая вновь и вновь
С их мест, он надевал их обратно. (24)

«Приближается скопление темных облаков, такого же цвета, [что и твоя кожа, а следовательно], оно твой друг», -
[Так он говорил Сати], и когда она вскакивала, чтобы посмотреть, он хватал ее за груди. (25)

Время от времени Хара, ставший безумным под влиянием Маданы,
Шутил с возлюбленной своего сердца. (26)

Собрав цветы лотосов и лесные цветы, Шанкара
Покрывал все ее тело этими цветами. (27)

В дивных горных пещерах вместе с ней, женою своею,
Ликующий Хара наслаждался, а также средь лесных чащ. (28)

Гуляя, сидя, стоя, занимаясь [каким-либо] делом,
Без нее даже мгновения радости не испытывал Быкознаменный. (29)

Предаваясь забавам долгое время в пещере горы Кайласы,
В долину Махакауши вступил он в Гималайских горах. (30)

Как только в горы Гималаи вступил Быкознаменный,
Кама также с другом и Рати прибыл [туда]. (31)

После того как Кама явился, Васанта вблизи от Шанкары
Распростер свои богатства в [кронах] деревьев, на водах и на земле. (32)

Все деревья зацвели прекрасными [цветами], и лианы также,
На водах распустились лотосы, которые [покрыли] пчелы. (33)

Как только Сурати явился туда, подули ветерки с Малайских гор,
И благоуханным ароматом цветов были сбиты с толку женщины. (34)

Повергая в смущение даже сердца мудрецов, как из пахты масло. (35)

Вечером подобно Луне цветы палаши блистали,
Подобно оружию Камы, для радости были они. (36)

Покрывали воды цветы лотосов, всех людей
Предназначенные прельщать, подобно богине вод, [явившей] лицо прекрасное. (37)

Деревья нагакешары с цветами золотого цвета
Росли, подобно знаменам Маданы, дивные, вблизи от Шанкары. (38)

Деревья чампаки, чьи золотые цветы
Расцвели, обильно цветущие, блистали. (39)

Из-за распустившихся цветов паталы все стороны [казались] частями паталы,
Так цвели деревья, называемые патала. (40)

Благоухание лиан гвоздичных деревьев наполнило дуновение ветра,
И оно повергало в смятение сердца страстных людей. (41)

Наполненные ароматом весенних цветов рощи блистали,
И также [ароматом] страсти, чарующие, и пчелы были привлечены этим благоуханием. (42)

 

 

Ветви манго, блистающие подобно чарующему пламени,
Были как бы покрыты множеством стрел Маданы. (43)

Кристально чистые воды искрились, покрытые цветущими лотосами,
Подобно свету, что озаряет сердца мудрецов. (44)

Снега от лучей Солнца растаяли,
Подобно тому как [тает] самость в сердцах людей, искусных в осуществлении знания. (45)

Без боязни стали непрерывно куковать кокили,
И их [кукование] напоминало звук тетивы цветочного лука [Камы, чьи стрелы]-цветы поражали живые существа. (46)

Жужжали пчелы, покрывшие цветы в рощах,
И [их жужжание] было похоже на рев тигра Смары, намеривающего пожрать игривые жесты влюбленных женщин. (47)

Луна, ранее скрытая туманом, все доли целиком
Постепенно являла , дабы очаровать людей и распространить дух благости на земле. (48)

С Луной спокойными и ясными стали
Ночи, как прекрасные женщины в компании их возлюбленных. (49)

В это время Махадева вместе с Сати в Гималаях
Наслаждался долгое время, счастливый, в рощах и пещерах. (50)

Равным образом с ним вкушала наслаждение прекрасная Дакшаяни,
Так что Хара даже миг не мог оставаться без нее в покое. (51)

Во время любовных услад богиня Сати, возлюбленная его сердца,
Как бы входила в тело Хары и побуждала его пить нектар [наслаждения]. (52)

Все ее тело украшая гирляндами из цветов,
Сплетенными своими руками, забавлялся Хара. (53)

Болтовнею, взглядами, улыбками и беседами Хара,
Владыка гор, входил в ее [сердце], как обуздавший себя [обретает] постижение Атмана. (54)

Хара, чье тело было крепко благодаря питью нектара ее лица-Луны,
Никогда не чувствовал усталости в теле. (55)

Ароматом от ее лица-лотоса, ее красотою и шутками
Удерживаемый, подобно огромному слону, привязанному волокнистой веревкой, он не мог заняться ничем другим. (56)

Так в рощах и пещерах на склонах Гималайских гор постоянно предавался любовным утехам с дочерью Дакши Махеша.
И пока он забавлялся так, по счету богов прошло десять, девять и еще пять лет , о Индры средь мудрецов. (57)

Так в Калика-пуране заканчивается четырнадцатая глава, называющаяся «Любовные игры Хары и Сати».