Вы здесь:  

Главная страница

Махабхарата

Махабхарата. Сауптика-парва (книга десятая)

Глава 11

Глава 11

Вайшампаяна сказал:

Он увидел сыновей, внуков, друзей, убитых в сраженье и великая скорбь охватила его душу, о Джанамеджая! Тогда великая печаль махатмы усугублялась Думой о детях, внуках, братьях и домочадцах. (Его), трепещущего, обезумевшего, с полными слѐз глазами, очень взволнованные друзья старались утешить. Как раз в это время, на колеснице, подобно солнцу сияющей золотом, согласно приказу, приблизился Накула вместе с предельно горюющей Кришни. Пребывая в Упаплавье, о величайшей беде она уже слыхала — о гибели всех своих сыновей. Взволнованная Кришни, трепеща, как былинка, треплемая ветром, приблизясь к радже, терзаемая горем, упала на землю. Лик еѐ был, как лучистое (солнце), окутанное мраком, глаза, подобные лепесткам голубого лотоса, были измучены горем. Тогда, увидав упавшую на землю, воистину отважный Врикодара поднял (еѐ), обняв обеими руками. Утешенная тем Бхимасеной, пресветлая Кришни, рыдая о Пандавах, так вот сказала Бхарате (Юдхиштхире): «ладно, раджа, прими эту землю и безраздельно насладись ею, добытой Тобой рождѐнными сынами, по закону кшатриев отошедших в обитель Ямы. Добро, будь счастлив, Партха, захватив всю землю, не вспоминай сына Субхадры, идущего, как слон опьянѐнный.

О мной рождѐнных (сынах), павших по закону кшатриев, я услыхала в Упаплавье, вместе со мной ты их не вспоминай, ладно! Слыхать, спящими убил их злодей, сын Дроны? Горе жжѐт меня, Партха, я как бы в пламени пылаю! Пока того злодея, потомка Дроны, вместе с (его) приспешниками Ты ныне в битве не убьѐшь, пока живѐт он, ускользнув из битвы, я буду сидеть здесь в «Прае» — это поймите, Пандавы! Да не получит плода злодей, сын Дроны!» Это сказав Пандаве, Кришни опустилась (Возле) Юдхиштхиры, преславная Яджнясени, близ Дхармараджи.

Пандава, великий риши, увидев поникшую любимую буйволицу, тот праведник отвечал Драупади, чарующей видом: «О, познавшая Дхарму, праведную смерть приняли твои сыны и братья! О прекрасная, так скорбеть о них тебе не подобает! Через труднопроходимые дебри лесные отправился тот сын Дроны, о благая! Как ты узнаешь, красивая, что пал он в битве?»

Драупади сказала:

«У сына Дроны от рожденья есть самоцвет на голове, так я слыхала, увидев принесѐнной эту драгоценность, я (узнаю), что погиб тот злодей в битве. О раджа, украсив (ею) твою голову, я смогу жить. Так мыслю». Это молвив радже, сыну Панду, Кришни, чарующая видом, подойдя затем к Бхимасене, последнее слово сказала: «спасать меня ты должен, Бхима, долг кшатрия вспомни! Срази ты злодея, как Магхава Шамбару! Нет ни одного мужчины, равного тебе отвагой! Ведь весь свет слышал, как в городе Варанавате, В крайней беде ты был крепостью для Пандавов! И ты тогда был спасительным путѐм от взора Хидимбы! Также и в городе Вираты, очень оскорбляемую Кичаком, ведь ты поддержал меня в великой беде, как Магхава — дочь Пуломьи. Сколько же ты прежде совершил великих дел, о Партха! Так и сына Дроны уничтожь, о губитель недругов, и будь счастлив!» Еѐ многообразные, скорбные причитанья утолить желая, не стерпел Каунтея, могучий Бхимасена, пошѐл и вскочил на золотом разукрашенную великолепную колесницу; захватив украшенный, сверкающий лук и колчан добротный, сделал своим возницей Накулу (и отбыл), решив убить сына Дроны; он натянул тетиву и торопил коней, их понукая, а те кони, о тигр-человек, погоняемые, стремились, как ветер!

 

 

Далее: