Вы здесь:  

Главная страница

Махабхарата

Махабхарата. Сауптика-парва (книга десятая)

Глава 5

Глава 5

Крипа сказал:

Человек слабовольный, не обуздавший свои чувства, хотя б и стремился к познанью, не может удовлетворительно постигнуть Дхарму и еѐ цели. Так мыслю. Впрочем, и сильный, который не ищет (само)обузданья, также ничего не знает о Законе, его цели и об умозаключенье. Тупой воин, хотя бы и долго пробыл у наставника пандита, не научится своему долгу, как ложка не узнает вкуса похлѐбки. А если разумный побудет у того пандита хотя бы минутку, он быстро познает Дхрму, как язык — вкус похлѐбки. Желающий постигнуть Дхарму мудрый человек, обуздав чувства, Постигнув все Агамы, об общепринятом не вступает в споры. Человек буйный, презренный, злободушный, грешный, Указанное добро покинув, творит прегрешенье. Покровительствуя, друзья человека от греха отвращают, и кто отвратился (бывает) счастлив, а кто не отвратился — несчастлив. И, как разными словами укрощают потерявшего рассудок, так сильный друг — слабому (пособляет). Также и неразумного друга, намеревающегося совершить злое дело, мудрые снова и снова удерживают посильно. На благом обуздав свой собственный разум, никогда не делай, сынок, того, в чѐм впоследствии каяться будешь. В этом мире праведники не уважают того, кто убивает спящих, или тех, кто бросив оружие, сошѐл с коня иль колесницы, кто сказал: «Я твой!», также тех, у кого исчерпаны стрелы, кто в битве обнажил голову, или чья колесница разбита. Ныне спят панчалы, освободясь от панцырей, владыка, почиют все раджи, словно мѐртвые, без сознанья. Если им, так пребывающим, повредит какой нечестивец, он несомненно в бездонную, безграничную, безысходную преисподнюю погрузится. Из всех знатоков оружия ты слывѐшь лучшим в мире, и вообще в этом мире ты не совершил ни малейшего проступка!

Кроме того: — подобно Сурье на восходе, ты, второе солнце, все существа озаряешь. Озарив все существа, победи врагов в битве! Ведь не пристало твоей красоте порицаемое дело, оно было бы подобно красному пятну на белой одежде. Так мыслю.

Ашваттхаман сказал:

Вот в том, что ты теперь сказал, о брат матери, нет сомненья! (Однако), теми пандавами раньше стократно были нарушены границы: на глазах хранителей земли и даже в твоѐм присутствии, владыка, мой отец пал, сражѐнный оружьем Дхриштадьюмны! Карна, когда упало колесо колесницы, лучший из колесничих попал в крайнюю беду и был убит лучником, (обладателем) Гандивы! Затем сын Шантану, Бхишма, бросив оружье, отказался сражаться- убил его лучник (обладатель) Гандивы, поставив пред собой Шикхандина. Бхуришравас, великий лучник, также совершил обряд «Прая» в битве — при (гневных) криках хранителей земли, он был повержен Юдхиштхирой; Дурйодхана, сойдясь в битве на палицах с Бхимой, на глазах у хранителей земли, был повержен беззаконным (ударом). Один, многими великоколесничими окружѐнный, беззаконным ударом тот тигр-человек был повержен Бхимасеной. О причитающем радже с перебитыми бѐдрами я услышал от пробегавших вестников — это мне пронзило сердце! Вот таковы беззаконные злодеи панчалы, разрывающие родственные узы! Их, разрушающих благородство, почему ты, владыка, не порицаешь? Убив панчалов, убийц отца, спящих ночью, охотно стану червѐм или молью, получив (новое) рожденье. Я потому и спешу задуманное выполнить нынче, что, если не поспешу, откуда у меня будет сон? Откуда счастье? Не родился ещѐ в мире человек, да и не будет такого, который отвратил бы меня о (этого) убийства! Так мыслю.

Санджая сказал:

Это сказав, сосредоточенный на одном могучий сын Дроны, о махараджа, запряг лошадей и направил их к вражескому стану. Два махатмы, сыновья Бходжи и Шарадвы, оба ему сказали: «С какой целью ты запряг колесницу и какое дело совершить намерен? О бык-человек, мы оба отправимся с тобой вместе к одной цели, Будь она хорошей или плохой; не изволь нас покинуть!»

Тогда Ашваттхаман, разъярясь, смерть отца вспоминая, тем двум рассказал по правде, что собирается сделать. «Убив острыми стрелами воинов сотни тысяч, мой отец сложил оружье и был повержен Дхриштадьюмной. Вот и убью ныне тех губителей закона, сынов царя панчалов, злых — злым делом! И так, чтобы убитый мной как скотина, злодей панчалиец миров, (предназначенных) для побеждѐнных мечом, не достиг! Так мыслю.

Быстро надевайте кольчуги, (берите) мечи, луки и сопровождайте меня, стоя на ваших колесницах, о врагоубийцы!» Так молвив, он отправился по направлению к врагам, на колеснице стоя. За ним последовали Крипа и Критаварман сатвиец, о раджа! Продвигаясь по направлению к врагам, они сияли подобно огням костра в жертвенном обряде, возносящем возлияние хавис. Так приблизились они к стану тех спящих людей, владыка. Достигнув входных ворот, сын Дроны, великоколесничий, остановился.

Далее: