Вы здесь:  

Главная страница

Махабхарата

Махабхарата. Сауптика-парва (книга десятая)

Глава 9

Глава 9

Санджая сказал:

Перебив всех панчалов и всех сынов Драупади, они прибыли вместе туда, где лежал сражѐнный Дурйодхана. Тогда приблизясь и его чуть живым увидев, они сошли с колесниц и окружили своего сына. Его, с перебитыми бѐдрами, о царь царей, еле живого, без сознанья, блюющего кровью, на лоне земли (они) увидали, окружѐнного отовсюду многими хищниками, ужасными видом, Стаями волков, шакалов, поблизости ждущих пира. С трудом отгонял он тех хищников кровожадных, недвижимый на земле, весьма погружѐнный в страданье. Тогда, увидев его, лежащего на земле, залитого кровью, трое витязей, оставшихся (живыми) среди убитых, были охвачены скорбью — Ашваттхаман, Крипа и Критаварман также. Этими тремя великоколесничими, вздыхающими, обагрѐнными кровью окружѐнный раджа был подобен жертвеннику с тремя огнями. Они взирали на лежащего владыку, привыкшего не к такому. Тогда в безысходной скорби рыдали те трое и кровь с его лица руками отирали, жалея, оплакивали на поле битвы лежащего раджу.

Крипа сказал:

Нет ничего слишком трудного для Рока, раз этот залитый кровью лежит сражѐнный одиннадцати ратей повелитель — Дурйодхана! Взгляни, возле сияющего золотом, изукрашенная золотом палица эта, о любитель палиц, упала на землю! Эта палица не покидала витязя из битвы в битву и даже уходящего в небо она да не покинет! Видишь, изукрашенная золотом реки Джамбу лежит она с богатырѐм вместе на крепком ложе, как любимая супруга! Этот утеснитель врагов, рождѐнный быть во главе венценосцев, поверженный, гложет прах. Виждь, времѐн превратность! Кто в бою валил убитых врагов на землю, тот лежит на земле, раджа кауравов, поверженный врагами; кого сотни царей восхваляли в собраньях, тот витязь, окружѐнный хищниками, лежит долу. Прежде сидели вкруг него дваждырождѐнные, чтили владыку ради богатства, а ныне обсели его хищники, ради (его) мяса!

Санджая сказал:

Тогда, взирая на него лежащего, лучшего из Куру, Ашваттхаман жалобно запричитал, о превосходный Бхарата! «Именуют тебя главой всех лучников, о тигр-раджа, Учеником Самкаршаны, в битве подобным Владыке Сокровищ! Какой же изъян заметил в тебе тот злодей Бхимасена, о безупречный, в тебе могучем, совершенном, постоянном, о раджа!? Разве не Кала — наисильнейший в этом мире, о махараджа? (Ведь) мы видим тебя побеждѐнным Бхимасеной в поединке! Как тебя, знающего все законы (боя), презренный злодей Врикодара одолев, мог поразить, (тот) разиня! Разве не трудно преодолим Кала? В праведной войне ведь неправедностью он принѐс (тебя) в жертву — в поединке Бхимасена палицей с силой раздробил твои бѐдра! Нечестно топтать ногой голову поверженного, о раджа! Такую допустить подлость! Позор (тебе), Кришна, позор, Юдхиштхира! Разве не будут воины в битвах порицать Врикодару, пока живут люди? Ведь нечестно ты был повержен! Не говорил ли всегда Рама, радость ядавов, о раджа: «нет подобного Дурйодхане по владению палицей!» — Так говорил могучий. О раджа, ведь хвалил тебя Варшнея на собраньях, о Бхарата, «он мой ученик по битве на палицах, (тот) Каурава!» Так (говорил), о владыка! Пути, провозглашаемого великими ришами кшатрийским, преславным, этого пути «убитого лицом к врагу» ты достиг, о раджа! Дурйодхана, не о тебе я скорблю, бык-Каурава, но печалюсь о Гандхари и о твоѐм отце — (их) сыновья убиты! Нищими, скорбя, они будут странствовать по этой земле, Бхарата, Позор Кришне Варшнее и Арджуне недоумку! Эти оба считают себя блюстителями правды, что ж они бездействовали при твоѐм пораженье? Как скажут все Пандавы, о повелитель мужей: «вот как убит нами Дурйодхана!» Бесстыдные как скажут? Счастлив ты, о Гандхарея, что пал в сраженье, как подобает, по закону — лицом к врагу, о могучий! А ведь Гандхари знает, что убит сын и родичи убиты. Каким путѐм пойдѐт (раджа), обладающий лишь очами труднодостижимого познанья? Позор Критаварману, позор мне и великоколесничему Крипе, что тобой, царѐм ведомые, мы не пошли на небо за подателем всего желанного, защитником, (дарующим) счастье народу! За то, что мы не последовали за тобой, позор нам, подлым людишкам! Твоей мощью Крипа, я, мой отец, также наши союзники, о тигр-человек, обладаем богатствами, домами, по твоей милости мы, наши друзья и домочадцы многократно предпринимали главные жертвоприношения со многими дарами браминам! Как же нам, таким грешным существовать дальше? Таким путѐм, под твоим водительством пошли все цари земные и нам троим, о раджа, надлежит идти путѐм высочайшим! Если мы не последуем за тобой, то этим себя до тла изничтожим! Тогда, лишѐнные неба, лишѐнные богатства, вспоминать тебя (будем)! Раз мы не последовали за тобой, какова же будет наша карма? Ведь горестно мы будем скитаться по этой земле, о лучший Каурава! Для лишѐнных тебя, о раджа, откуда быть миру? Откуда — счастью? О махараджа, когда, уйдя отсюда, встретишь великоколесничих, по старшинству, по качествам почти их моими словами! Почти наставника (Дрону), стяга всех лучников, ему поведай: сегодня мной убит Дхриштадьюмна, о повелитель мужей! Утешь (так) величайшего колесничего, царя Вахлику! (Властителя) синдхов Сомадатту и Бхуришраваса также, и тех превосходных царей, что раньше тебя ушли на небо, приветствуй моими словами и спроси о (их) благополучьи».

Санджая сказал:

«Вот так говорил лишѐнному сознанья, с разбитыми бѐдрами радже Ашваттхаман. Взглянув (на него), (он) снова молвил слово: "О Дурйодхана, ты ещѐ жив, так внемли же вести, приятной для слуха! Осталось лишь семь Пандавов, да нас, сторонников Дхритараштры — трое: те пять братьев, да Васудэва с Сатьякой, Я, Критаварман и Крипа, сын Шарадвы. Убиты все сыны Драупади и все, рождѐнные Дхриштадьюмной, Панчалийцы все убиты и остаток матсьев, о Бхарата! За совершѐнное — возмездие: виждь, убиты сыны Пандавов! Спящими их в стане перебили — людей и упряжных (животных)! Мною убит тот злодей Дхриштадьюмна, о земли владыка! Проник я в стан ночью — он погиб скотской смертью!"

И Дурйодхана, на эти слова приятные, успокаивающие сердце, снова придя в сознание, такое слово молвил:

"Такого ради меня не сделали ни сын Ганги, ни Карна, ни даже твой родитель, что тобой совершено ныне вместе с Крипой и бходжийцем! Убит тот презренный военачальник (Дхриштадьюмна) и Шикхандин с ним вместе, поэтому ныне считаю себя Магхавату подобным! Достигайте счастья, благо вам! Встретимся снова на небе!" Так молвив, замолк раджа Кауравов многочтимый, оставляя друзей в горе, испустил жизненное дыханье витязь и взошѐл в святое небо, лишь тело покинув долу. Вот так принял смерть твой сын Дурйодхана, о раджа, богатырь сперва затеял битву, а напоследок был убит врагами! Затем они царя обнимали, пристально на него глядели, и взошли на колесницы, оглядываясь снова и снова. Так затих горестный голос сына Дроны. На рассвете, скорбный, я поторопился в город. Вот так совершилась гибель обеих ратей Пандавов и Кауравов, ужасная из-за твоего злостного управленья, о раджа! После ухода твоего сына на небо, у меня, мучимого скорбью, ясновидение, дарованное мудрым, исчезло, о безупречный!» Внимая (рассказу) о кончине сына, владыка мужей горестно, тяжко вздыхал и погрузился в глубокое раздумье.

Далее: