Пураны | Упанишады | Махабхарата | Шримад Бхагаватам | Лекции | Алфавит | Поиск

Маркандея сказал:

У Кханитры остался на земле сын - Кханинетра, могучий и доблестный. На его жертвоприношениях удивленные гандхарвы пели: "Такого как Кханинетра не будет больше жертвователя на земле".

Он исполнил десять тысяч жертвоприношений, он совершал подношения земле и океану. Он даровал всю землю возвышенным душой брахманам, он совершал аскезы и приобрел еще богатства, которые также обращал в дары. Он обретал все новые и новые богатства, и одаривал ими, и брахманы уже не искали пожертвований у других царей. Он был тем, кто совершил шестьдесят семь тысяч и шестьдесят семь сотен и еще шестьдесят семь обильных жертвоприношений.

У этого царя не было сына, о мудрец. Однажды он отправился на охоту, что бы добыть мяса для совершения подношения предкам, надеясь, что они даруют ему сына. Верхом он оправился в огромный лес, в одиночку, оставив далеко своих воинов. При себе имел он меч, лук со стрелами, и кожаные наручи, хранящие от тетивы. Из густо разросшегося леса на него вышел олень и сказал: "Убив меня, ты обретешь желаемое".

Царь сказал:

Все олени, которых я повстречал, в страхе умчались от меня. Почему же ты приносишь себя в жертву и готов умереть?

Олень сказал:

У меня нет сына, о великий царь. Мое рождение было напрасно. Бродя по лесам, я понял, что нет смысла поддерживать свое существование.

Маркандея сказал:

В это время из леса к царю вышел еще один олень, и в присутствии первого, сказал: "Не слушай его, о царь, лучше убей меня, и ты добудешь себе мяса для подношения предкам. Убив меня, ты обретешь желаемое, и поможешь мне достигнуть цели. Ведь ты, о царь, надеешься умилостивить предков, что бы они даровали тебе сына. Выполнят ли предки твое желание, если ты поднесешь им мясо оленя, лишенного потомства? Если желаешь, что бы твой обряд принес плоды, то предложи им подходящее подношение. Ведь когда желают насладиться сладким и приятным ароматом, не берут для этого дурно пахнущие вещи.

Царь сказал:

Тот олень говорил мне, что желает оставить жизнь по причине своей бездетности. Скажи мне, что тебя толкает отвратиться от мирского и отказаться от жизни.

Олень сказал:

У меня много сыновей, о царь, и много дочерей. Я тревожусь и переживаю за них, и поэтому постоянно сгораю от печали и горя, как от бушующего лесного пожара. Олени очень слабые животные, о царь, всякий может погубить их. Из-за этого я пребываю в печали, так как я очень привязан к своим детям.

Я постоянно испытываю страх перед людьми, львами, тиграми, волками и другими хищниками. Поэтому мое сокровенное желание - что бы на всей земле не было страха перед людьми, львами, тиграми и другими зверями. Для благополучия коров, коз, овец, лошадей и других, питающихся травой, желаю я, что бы все хищники исчезли.

Когда мои дети расходятся в разные стороны, меня, чрезвычайно сильно к ним привязанного, одолевают сотни тревожных мыслей, таких как: "Не встретит ли мой сын в лесу капкан или ловушку, не поразит ли его молния? Не схвачен ли мой ребенок человеком или львом?" И так все время, пока они гуляют по лесу, я переживаю, вернутся ли они. Когда я вижу, что все они вернулись, мне ненадолго становится спокойно. Но приходит ночь, и вновь я беспокоюсь об их благополучии. На рассвете я молюсь, что бы день для них был благополучным, и так же я молюсь после заката. Мое желание - что бы любой момент и дня и ночи был для них благополучным.

Теперь ты знаешь, о царь, причины моих тревог. Пронзи же меня своей стрелой! Причиной, по которой я желаю оставить жизнь, являются пронзающие меня как сотни стрел страдания.

Тот мир, который уготован самоубийцам, зовется "Лишенный солнца". Но если зверь убит для принесения в жертву, то обретет он более высокие миры, о господин. Даже боги принимали облик жертвенных животных, что бы достичь блистательных миров. Поэтому, о царь, прояви ко мне сострадание и даруй мне возвышенные миры, а сам ты, великий душой, обретешь сына.

Первый олень сказал:

Не убивай его, о великий царь, не может быть несчастным тот, кто имеет такое обильное потомство, как этот олень. Меня ты должен убить, ведь я бездетен.

Второй олень сказал:

Поистине, ты более счастливый, чем я. Ведь ты испытываешь страдания и горести одного тела. Я же страдаю из-за множества тел, страдания мои неисчислимы. Когда я был одинок, у меня одно страдание от одного тела, к которому я испытывал привязанность. Когда у меня появилась супруга, страданий стало вдвое больше. Когда родились все мои дети, число моих горестей стала равным числу моего потомства. Поэтому счастлив ты, твое существование не исполнено безмерного страдания. Родившись в этом мире, я только и делал, что страдал, и в следующем мире это будет мне помехой. Боюсь, если я и дальше буду думать только о благополучии детей, то, безусловно, попаду в ад.

Царь сказал:

Я не могу с уверенность сказать, о олень, кто более несчастлив, имеющий детей, или лишенный их. Я весь в смятении, ведь я хотел устроить жертвоприношение с целью обрести сына. Конечно, потомки могут причинить страдания, как в этом мире, так и в следующем. Но так же верно, то, что человек, отвратившийся от продолжения рода, совершает грех. И я решил, что буду стремиться обрести сына не жертвой, ради которой мне надо убить живое существо, а буду исполнять жестокие аскезы, как исполнял их один царь в былое время.