Вы здесь:  

Главная страница

Маркандея пурана

Глава 2. Рождение птиц

Маркандея сказал:

У царя птиц Гаруды, сына Ариштанеми, был сын, известный как Сампати, и у него был сын Супаршва, герой, могучий как Ваю. Сыном Супаршвы был Кунти, у Кунти был сын Пралолупа, и у него было двое сыновей - Канка и Кандхара. Однажды, на вершине Кайласы, Канка увидел ракшаса, известного как Видьюд-рупа, чьи глаза были как лепестки лотоса. Он участвовал в празднестве Куберы, восседая с его последователями, украшенными гирляндами цветов, на чистом каменном сиденье. Ракшас, сразу же заметивший Канку, исполнился гнева и сказал: "Почему ты пришел сюда, о худший из яйце-рожденных? Почему ты подошел ко мне, когда восседаю здесь с супругой! Разве ты не знаком с правилами приличия, если нарушил наше уединение?"

Канка сказал:

Эта гора является общей и для меня и для тебя, и для других существ. Или ты владеешь здесь всем единолично?

Маркандея сказал:

Пока Канка говорил, ракшас выхватил свой меч и поразил Канку. Тот упал, истекающий кровью, умирая такой бессмысленной смертью. Узнав, что Канка убит, царь птиц Кандхара поклялся незамедлительно убить ракшаса Видьюд-рупу.

Придя на горную вершину, где лежал убитый Канка, царь птиц, с глазами опухшими от гнева и обиды, вздыхая как царь нагов, совершил для старшего брата похоронные обряды. После пошел он туда, где сидел убийца его брата, раскачивая горы ветром от своих могучих крыльев. Он перелетал через горные вершины, своими крыльями, устрашающими врагов, сбивая вниз облака.

Наконец, он увидел того демона, чей разум был помрачен вином, чье лицо и глаза были медного цвета. Он восседал на золотой раковине, украшенный гирляндами, умащенный сандалом. Рот его был усыпан зубами, лицо его было ужасно и напоминало внутреннюю часть листа кетаки. На левом его бедре сидела жена ракшаса, по имени Маданика, глаза которой были украшены длинными ресницами, а голос мягким, как у кукушки. Тогда Кандхара, чей разум обуревала ярость, обратился к сидящему в пещере ракшасу: "О ты, злодушный! Выходи и сразись со мной! За то, что ты убил моего праведного старшего брата, я отправлю тебя в обитель Ямы! Сегодня, убитый мною, ты попадешь в ад, предназначенный для убийц тех, кто доверился им, и для убийц женщин и детей".

Маркандея сказал:

Ракшас, исполненный гнева, отвечал, в присутствии своей супруги, тому царю птиц: "Если твой брат пал - то это я явил свою доблесть! И ты, о птица, падешь сегодня от моего меча. Одно мгновение - и ты не покинешь это место живым, о гнуснейшая из птиц!" Говоря так, он выхватил свой меч, такой яркий, что слезились глаза. И завязался на том месте бой между царем птиц и воином Куберы, подобный битве между Гарудой и Индрой.

Ракшас, кипя от гнева, молниеносно бросил в царя птиц свой меч, черный как уголь. Царь птиц, слегка оторвавшись от земли, схватил меч клювом, как Гаруда хватает змею, и этот яйцерожденный переломал меч когтями и клювом. Вслед за тем, как был сломан меч, стали они биться голыми руками (давить руками, сжимать), и царь птиц, ударив ракшаса в грудь, быстро лишил его рук, ног и головы.

Когда он был убит, его супруга, умоляла птицу оказать ей покровительство, и, содрогаясь, сказала: "Я буду твоей женой". Этот благородный царь птиц, принял ее и вернулся в свою обитель, полностью воздав убийце своего брата.

И она, дочь Менаки, с красивыми бровями, наделенная формами, дарующими удовольствие, была способна принимать любой облик. Она приняла облик птицы и родила дочь по имени Таркши , которой была на самом деле Вапу, прекраснейшая из апсар, поглощённая пламенем проклятия мудреца.

Мандапала имел четырёх сыновей, безграничной мудрости, из них старшим был Джаритари, а младший - Дрона, лучший из дваждырожденных. Младший, с душой праведника, искушенный в изучении Вед и их приложений, женился, с согласия Кандхары, на прекрасной Таркши. Через некоторое время Таркши зачала. Когда шла четырнадцатая неделя ее беременности, она пошла на поле Куру. Страшная битва между Кауравами и Пандавами должна была начаться и она, следуя предопределению, вступила в эту битву.

И там она была свидетелем поединка Бхагадатты и Арджуны. Небеса были скрыты стрелами, как саранчой. Сорвавшаяся с лука Арждуны стрела, черная , как змея, пронзила кожу ее живота. Из ее проколотого живота четыре луноподобных яйца упали на землю, как на подстилку из хлопка, не разбившись, ибо суждено им было жить. В это же время стрелой был перебит шнур, державший колокол на шее лучшего из слонов по имени Супратика. И этот его колокол упал на землю, накрыв собой яйца.

После того, как был убит Бхагадатта, повелитель людей, борьба между армиями Куру и Пандавами продолжалась еще много дней. В конце битвы, когда сын Дхармы Юдхиштхира оправился к сыну Шантану, благочестивому Бхишме услышать провозглашённые им законы и поучения, мудрец Самика пришел к месту, где, о лучший из дваждырожденных, лежали под колоколом яйца.

Там он услышал голоса маленьких щебечущих птиц, из-за их младенчества, речь была нечленораздельна, но исполнена превосходного знания. Когда риши и сопровождавшие его ученики перевернули колокол, они с удивлением увидели там маленьких, лишенных матери и отца, птиц.

Почтенный мудрец Самика, видя их на земле, крайне изумился, и обратился к сопровождающим его дваждырожденным: "Как было сказано первым из дваждырожденных, Ушанасом, правителем планеты Шукра, когда он узрел войско дайтьев, готовое отступить под нажимом богов. "Вы не должны бежать, повернитесь назад! Почему вы бежите, неужели вы такие слабые?

Отказавшись от доблести и славы, куда бежите вы? Вы не погибли! Одни погибают, другие борются, все обладают жизнью, такой продолжительности, как Бог создал, а не как желаем. Все умирают, некоторые в своих домах, некоторые в битвах, некоторые встречаются со смертью, когда вкушают еду или пьют воду.

Некоторые дарят себе удовольствия, разъезжая в колеснице Камы, не изведав ни болезней, ни ран от оружия, уходят к владыке мертвых.

Другие, занятые аскезой были уведены слугами Царя мёртвых, другие, занятые медитацией и учением, не достигли бессмертия. Так, когда-то Индра метнул в Шамбару свою молнию, но тот демон, пронзенный прямо в сердце, не погиб. Но тот же Индра той самой молнией сразил в свое время и Данавов и Дайтьев. Восприняв это, вы не должны теперь бояться - вернитесь!"

Тогда те дайтьи, отринув страх смерти, вернулись на поле боя. Эта речь Ушанаса доказала тем благородным птицам, что даже в битвах богов нет полного уничтожения. Откуда здесь эта кладка яиц, о брахман? Откуда упал этот колокол? И как получилось, что земля покрыта плотью, жиром и кровью? Конечно это не обычные птицы, вероятно, это какие-то брахманы. Милость судьбы дарит этому миру большую удачу".

Сказав так, он посмотрел на птиц и вновь заговорил: "Возвращайтесь в обитель и возьмите этих птенцов с собой. Размесите этих яйцерожденных там, где не приходиться опасаться ни кошки, ни крысы, ни ястреба, ни мангуста.

О дваждырожденные! Так ли необходимо заботиться о них? Ведь всем существам уготовано погибнуть или выжить, как и этим птенцам. Тем не менее, человек должен стремиться делать благо на своем пути, и тогда его благие деяние принесут ему плоды".

Так наставляя, этот прославленный мудрец и его молодые ученики, взяли птиц и отправились в свою обитель, привлекательную для аскетов, где пчелиные семьи селятся на деревьях. По дороге они, благороднейшие из дваждырожденных, собирали дикие коренья, цветы, фрукты, травы, приятные им; выполняли различные религиозные обряды, описанные в Ведах и посвященные всем богам, Вишну, Рудре и Творцу, Индре, Яме и Агни, Варуне, Брихаспати и Кубере, а также Ваю, Дхатри и Видхатри.