Вы здесь:  

Главная страница

Маркандея пурана

Глава 3. Посещение горы Виндхья

Маркандея сказал:

Итак, о царственный брахман, эти добродетельные мудрецы день за днем ели пищу и пили воду, и жили в безопасности. Через месяц, на глазах изумленных мудрецов, облетели они солнце. Посмотрев на землю, похожую на колесо колесницы, с ее городами, океанами и благородными реками, вернулись они в обитель.

Там, эти смелые птицы, со всей энергией, добытой аскезой, выполнили благоговейный обход вокруг Риши, который излагал своим ученикам добродетельные истины, поприветствовали его и припали к его ногам: "Мы были спасены тобой, о мудрец, от ужасной смерти. Ты дал нам приют, пищу и воду, ты - наш отец и духовный наставник. Наша мать умерла, когда мы были еще в утробе, ты выкормил нас, хранил нас в младенчестве. Ты поднял колокол слона, очистил нас от скверны, когда мы жили как земляные черви. Ты переживал за нас: "Когда же эти слабосильные вырастут? Когда увижу их сильными? Когда увижу их, летающих от древа к древу? Когда пыль, поднятая от их крыльев, накроет меня?" Итак, о мудрец, воспитавший нас, вскормивший нас, что нам дальше делать?"

После того, как были произнесены эти, исполненные совершенства, речи, находящийся среди учеников риши, его сын Шрингин, исполненный любопытства, спросил: "Скажите мне, как вы произносите речь? Какое проклятие заставило вас принять такую форму? Соблаговолите сказать мне об этом"

Птицы сказали:

Был в давние времена добродетельный мудрец Випуласват. Два сына было у него - Сукриша и Тумбуру . Мы четверо - сыновья Сукришы, овладевшего силами своей души. В то время, как он по собственной воле предавался суровой аскезе, обуздав все чувства, мы собирали дрова для жертвенных обрядов, цветы и все остальное необходимое, а также заботились о пропитании. Таким образом мы проживали в том лесу.

Однажды, пришел к нам царь богов, принявший облик огромной, дряхлой от старости, птицы, с глазами цвета меди. И он обратился к риши, прославленному своими деяниями и чистотой души.

Он сказал: "О, величайший из дваждырожденных! Спаси меня, погибающего от голода и жажды. Был я сброшен с горы Виндхья вихрем, порожденным крыльями Гаруды. Так пролежал я семь дней на земле без памяти, а на восьмой пришел в сознание. И теперь, обретя сознание, страдающий от голода, от боли в голове, я прибегаю к вашей помощи. Обрати свое внимание, о чистый умом мудрец, на мое спасение. Дай мне, о риши, такую пищу, которая поддержала бы мои силы".

Мудрец, к которому так обратился Индра. принявший птичий облик, сказал:: "Я дам тебе любую угодную тебе пищу, которая сможет поддержать твои силы". Сказав так, лучший из дваждырожденных, спросил его: "Какую же пищу я должен приготовить для тебя?" И он ответил: "Я получаю наибольшее удовольствие от поедания человеческой плоти!"

Риши сказал:

Детство твое прошло, молодость также ушла, ты, несомненно, на закате жизни, когда бесконечные человеческие желания подходят к концу. Почему же в старости ты так стал таким жестоким, что возжелал человеческой плоти? Ты, в ком должны гаснуть все возможные желания! Нечестивые, со своими желаниями никогда не достигнут высочайшего умиротворения. Но стоит ли мне говорить все эти слова, ведь я должен выполнить то, что обещано мною.

Птицы сказали:

Сказав такие слова, мудрец, решил, что так оно и будет. Немедленно вызвал он нас, и стал хвалить каждого по его заслугам, затем, со смятением в сердце, он произнес жестокие слова внимающим ему, склоненным перед ним с преданностью и смирением: "О, благородные дваждырожденные, чьи умы совершенны, чьи жизни связанны со мной. Вы мои сыновья, блистательные потомки. Если вы признаете отца своего как гуру, достойного почтения, то вы выполните мое пожелание с радостью".

Услыхав такие слова, мы ответили: "То, что ты желаешь, считай уже исполнено!"

Риши сказал:

"Эта птица, угнетаемая голодом и жаждой, искала у меня убежища и помощи. Во исполнение моего обещания, насытьте птицу своей плотью и напоите своей кровью". Тогда, мы, пораженные, дрожащие от ужаса сказали: "Увы, увы! Мы не можем сделать это! Как может мудрый человек уничтожить свое тело ради другого? Свое ли это тело, или тело собственного сына? Несомненно, сын должен делать подношения предкам, богам и людям, но он не должен предлагать им свое тело. Поэтому мы не будем делать это, как не делали такого люди раньше. Пока человек живой он совершает благие поступки и святые деяния. Когда же тело разрушается, наступает конец праведности. Мудрецы, познавшие святые законы, учат, что надо защищать свою жизнь любыми средствами".

Услышав это, мудрец, с горящими от гнева глазами, сказал нам: "Раз вы не хотите выполнить то, что я пообещал, тогда, сожженные моим проклятьем, вы переродитесь птицами".

Сказав такое нам, он обратился к птице: "Когда я выполню свое последнее жертвоприношение, после погребального обряда, проведенного в соответствии с шастрами, ты без колебаний можешь съесть меня. Мое тело даст пищу, угодную тебе, о лучший из дваждырожденных! Брахман сохраняет свое брахманское достоинство до тех пор, пока он правдив. Совершая жертвоприношения, обильные дарами, или другие обряды, брахман не приобретает столько благочестия, сколько приносит ему правдивость".

Услышав такую речь мудреца, бывший в птичьем обличье Индра, чей разум исполнился удивления, ответил: "О, главный из брахманов, используя йогу, ты собрался покинуть свое тело - знай же, я не поедаю живых существ".

Увидев, что подвижник продолжает быть погруженным в медитацию и, зная его решимость, Индра, приняв свой обычный облик, сказал: "О, царственный брахман, обращаюсь к тебе, разумному, что бы ты понял меня. За попытку обмануть тебя, о безгрешный, за это преступление, либо прости меня, о чистый разумом, либо поступай по собственному желанию.

Я был очень доволен тем, как ты хотел исполнить свое обещание. Как Индра явился к тебе, так и знание будут являться. И не будет никаких препятствий в твоей аскезе и постижении святых законов". После таких слов Индра удалился, а мы, упав ниц перед нашим отцом, прославленным мудрецом, гневающимся на нас, сказали:

"Дорогой отец, о благороднейший, соизволь простить нас, жалких, испугавшихся смерти, любящих жизнь. Мы слишком ценили тот сосуд, наполненный костьми, кожей и плотью, гноем и кровью. Выслушай, господин, как люди, увлекаясь, теряют всякий контроль и попадают под власть могущественных врагов - пороки, похоть, гнев и т.д.

Тело человеческое - это крепость, в которой Пуруша живет как царь. Стены крепости - мудрость, опоры - кости, прочный фундамент - кожа, кровь и плоть - штукатурка. Девять врат имеет та крепость. Как шлюзы от наводнений - со всех сторон нервы. Как два царских советника, пытающихся уничтожить друг друга - восприятие (буддхи) и познание (манас). Четыре врага осаждают ту крепость - страсть (кама), гнев и алчность, и глупость (моха). Когда царь держит все врата закрытыми, то он становится счастливым, сильным, свободным от тревог, и никакие враги не могут его одолеть. Но когда врата распахнуты, враг по имени страсть проникает через глаза, захватывает еще пять врат, проникает всюду, а по его следам идут три других страшных врага.

Этот могущественный враг, страсть, войдя туда, образует тесный союз с манасом, и захватывает те врата, которые известны как органы чувств. Когда врата ослаблены, ум и органы подчинены - крепостные стены разрушаются.

Восприятие (буддхи) видя, что ум (манас) подчинен врагу, погибает. Царь, лишенный своих советников и подданных, оборонительные сооружения которого захвачены врагом, погибает. Когда страсть, безумие, жадность и гнев начинают одерживать победу, зло, находящееся в самой их природе, может уничтожить все человечество. От страсти проистекает гнев, от гнева рождается жадность, жадность порождает глупость, от глупости теряется память, от потери памяти теряется разум, с потерей разума гибнет человек. Окажи милость, о самый добродетельный, поведай о тех, кто таким образом утратил рассудок, о приверженных страсти и алчности, о жаждущих жизни. И пусть проклятие, которое ты вынес, не имеет силы! Пусть не пойдем мы жалким путем во тьму. о лучший из мудрецов!"

Риши сказал:

Сказанное мной не может быть ложным, доселе я не говорил неправды, о сыновья! Вижу я, что это сама судьба вмешалась, когда я с недопустимым гневом сделал то, чего не стоило делать.

Поскольку, кланяясь мне, вы умилостивили меня, даже возродившись в животной форме, как птицы, вы сможете постичь высшие знания. И когда ваш путь будет освещен мудростью, грехи смыты, сомнения развеяны, вы, посредством моих молитв, достигните высшего совершенства. Вот так, проклятые своим отцом под влиянием судьбы, спустились мы по лестнице перерождений к более низкой форме существования на долгое время. И родились мы на поле боя, и были вскормлены тобой, о господин. Вот так мы и стали птицами. Ведь нет в мире человека не подверженного воле судьбы.

Маркандея сказал:

Выслушав эту речь, великий подвижник Самика сказал окружающим его дваждырожденным: "Как я уже говорил, это не обычные птицы. Это великие брахманы, которые смогли уцелеть посреди этой сверхчеловеческой битвы".

Тогда они, с позволения возвышенного душой мудреца, отправились на Виндхью, лучшую из гор, облаченную деревьями и лианами. До сих пор праведные птицы остаются на той горе, проводя время в изучении Вед, медитации и аскезе. Таким образом, те сыновья мудреца, в облике птиц, получили гостеприимство у благородного отшельника на Виндхье, в пещере этой благородной горы, где течет священная вода.