Вы здесь:  

Главная страница

Нектар преданности

ГЛАВА 43. Родительские отношения

ГЛАВА 43. Родительские отношения

Когда экстатическая любовь развивается в родительское отношение к Кришне и становится устойчивой, такие отношения называют ватсалйа-расой. Проявления ватсалйа-расы в преданном служении можно видеть в отношениях Кришны с теми из Его преданных, которые принимают на себя роль Его отца, матери, учителя и т.д., то есть ставят себя в положение старших по отношению к Нему.

Сведущие ученые так описывают причины, возбуждающие родительскую любовь к Кришне во взрослых людях, связанных с Ним родственными отношениями: «Верховный Господь, чье нежное тело цветом напоминает только что распустившийся голубой лотос, на лотосные глаза которого спадают пряди черных, как пчелы, волос, гулял по улицам Вриндавана, когда Мать Йашода, горячо любимая жена Нанды Махараджи, увидела Его. В тот же миг молоко заструилось из ее грудей, увлажняя все ее тело». К чертам Кришны, возбуждающим родительскую любовь к Нему, относятся темный оттенок Его кожи, очень привлекательный и радующий глаз, благоприятные знаки на Его теле, Его кротость, Его приятные речи, Его простота, застенчивость, скромность, неизменная готовность оказать почтение старшим и Его милосердие. Считается, что все эти качества возбуждают в преданном экстатическую родительскую любовь.

В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (8.45) Шукадева Госвами говорит, что Йашода считала Господа Кришну своим сыном, несмотря на то, что Веды говорят о Нем как о царе небес, Упанишады - как о безличном Брахмане, а философы - как о мужском начале мироздания. Йоги считают его сверхдушой, а преданные - Верховной Личностью Бога. Однажды Йашода сказала одной из своих подруг: «Кришна целым и невредимым вырвался из лап Путаны и спасся от других демонов только благодаря тому, что Нанда Махараджа, предводитель пастухов, и я, вместе поклонялись Господу Вишну. Два дерева арджуна были повалены, конечно же, сильным ветром, и хотя всем показалось, что холм Говардхана подняли Кришна с Баларамой, я все же думаю, что на самом деле это сделал Нанда Махараджа. Разве по силам маленькому мальчику поднять такой огромный холм?» Это еще один пример экстаза родительской любви. Такая родительская любовь развивается в преданном, который в своей любви уверен, что занимает более высокое положение, чем Кришна, и что без его забот Кришна просто не проживет. Поэтому один преданный обратился к родителям Кришны с такой молитвой: «Я обращаюсь за покровительством к преданным старшего поколения, любящим Господа Кришну родительской любовью. Они всегда жаждут служить Кришне и заботиться о Нем и всегда очень добры к Нему. Склонимся же перед ними в почтении за их доброту к Верховной Личности Бога - отцу всей вселенной!»

С похожей молитвой к ним обратился некий брахман: «Пусть те, кто боится материального существования и жаждет освобождения, поклоняются Ведам, Упанишадам или «Махабхарате». Что касается меня, то я хочу поклоняться только Махарадже Нанде, потому что Сам Кришна, Абсолютная Личность Бога, ползает во дворе его дома как его родной сын».

Далее перечислены почтенные личности, наслаждающиеся родительской любовью к Кришне: 1) Йашода, царица Враджа, 2) Махараджа Нанда, царь Враджа, 3) Рохини, мать Баларамы, 4) старшие гопи, чьи сыновья были похищены Господом Брахмой, 5) Деваки, жена Васудевы, 6) другие пятнадцать жен Васудевы, 7) Кунти, мать Арджуны, 8) Васудева, родной отец Кришны, и 9) Сандипани Муни, учитель Кришны. Всех их считают почтенными людьми старшего поколения, питающими к Кришне родительскую любовь. Этот список составлен в порядке убывания значимости. Из него явствует, что среди старших, окружающих Кришну, самое важное положение занимают мать Йашода и Махараджа Нанда.

В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (9.3) Шукадева Госвами описывает Махарадже Парикшиту внешность и красоту Йашоды. Он говорит: «О царь, широкие бедра Йашоды были обернуты в шелк и лен, а из груди ее струилось молоко - так сильна была ее любовь. Когда она, крепко ухватившись за веревки, взбивала масло, браслеты на ее руках и серьги в ушах раскачивались, а цветы, украшавшие ее волосы, выскальзывали и падали на пол. От напряжения на ее лице выступали капельки пота».

В молитве одного преданного можно найти другое описание Йашоды: «Я молю о покровительстве матери Йашоды, чьи вьющиеся волосы перехвачены лентой, и яркая киноварь, окрашивающая пробор в ее волосах, оттеняет их красоту. Ее тело своей красотой затмевает все ее украшения. Она не отрывает своих глаз от лица Кришны, и потому в них всегда стоят слезы. Ее яркие одежды подчеркивают красоту ее кожи, цветом напоминающей голубой лотос. Пусть же ее милостивый взгляд коснется каждого из нас, оградив нас от когтей майи и дав возможность беспрепятственно совершенствоваться в преданном служении!»

Материнскую любовь Йашоды к Кришне описывают так: «Встав рано утром, мать Йашода первым делом кормила Кришну грудью, затем читала мантры, которые должны были защитить Его. Потом она наносила узоры на Его лоб и надевала Ему на руки талисманы. Все это доказывает, что она является эталоном материнской любви к Кришне.

Вот описание внешности Нанды Махараджи. Волосы у него черные с проседью. Зеленоватый цвет его одежд напоминает молодые листья баньяна. У него округлый живот, цвет лица, как у полной луны, и красивые усы. Однажды, когда Кришна был маленьким, Он гулял по двору, ухватившись за палец Своего отца. Тогда Он еще не мог как следует ходить и казалось, что вот-вот упадет. Нанда Махараджа заботливо оберегал своего трансцендентного сына и вдруг почувствовал, что на глаза ему навернулись слезы и радость переполнила его. Склонимся же в почтении к лотосным стопам царя Нанды!

Принято считать, что родительскую любовь к Кришне усиливают Его детский возраст, детские одежды, движения ребенка, Его нежные слова, улыбки и различные забавы. Детство Кришны делят на три периода: начало возраста каумара, середина возраста каумара и конец возраста каумара. В начале и середине возраста каумара у Кришны полные бедра, а белки Его глаз белоснежны. В это время у Него начинают прорезаться зубы, а Его тело очень мягко и нежно. Вот описание Его внешности в этом возрасте: «Когда у Кришны прорезались первые три или четыре зуба, у Него были полные бедра, ростом Он был очень мал, и каждое движение Его детского тела усиливало родительскую любовь к Нему Нанды Махараджи и матери Йашоды. Он то пытался сделать несколько шагов Своими ножками, то плакал, то улыбался, а то принимался сосать большой палец или просто лежал. Таковы некоторые из занятий маленького Кришны. Лежа на спине Кришна то сосал большие пальцы ног, то болтал ножками в воздухе, то плакал, то улыбался. Глядя на эти проделки своего сына, мать Йашода не пыталась удерживать Его. Она лишь восхищенно взирала на Него, наслаждаясь Его детскими играми». В начале возраста каумара Кришне на шею надевали ожерелье из когтей тигра, оправленных в золото. На лбу Ему рисовали защитный тилак, глаза подводили черной тушью, а талию перехватывали шелковым шнуром. Так был одет Кришна в начале возраста каумара.

Глядя на красоту Кришны - с когтями тигра на груди, с кожей цвета молодого дерева тамала, с тилаком, разведенным на коровьей моче, украшениями на руках из красивой шелковой нити и в шелковых одеждах, повязанных вокруг талии, - Нанда Махараджа никак не мог налюбоваться на Него.

В середине возраста каумара челка спадает Кришне на глаза. Иногда нижняя часть Его тела обернута тканью, а иногда Он совершенно обнажен. Он то пытается ходить, делая первые шаги, то что-то мило лепечет. Таковы некоторые из признаков середины возраста каумара. Вот каким Его увидела однажды мать Йашода в середине возраста каумара: Его растрепавшиеся волосы падали Ему на глаза, которые непрестанно двигались, но Он еще не мог как следует выразить словами Своих чувств. И все же, когда Он говорил, слушать Его было очень приятно. Когда Йашода взглянула на Его маленькие уши и увидела, как Он, обнаженный, пытается быстро бежать, перебирая Своими маленькими ножками, она погрузилась в океан нектара. В этом возрасте Кришну украшают продетая в нос жемчужина, масло на Его лотосных ладошках и несколько колокольчиков вокруг талии. Говорят, что когда мать Йашода видела своего ребенка, у которого при каждом движении позванивали колокольчики на талии, улыбающегося, с жемчужиной, продетой в нос, и с кусочком масла на ладони, вид Его доставлял ей бесконечное блаженство.

В середине возраста каумара талия у Кришны становится тоньше, грудь шире, а голову украшают вьющиеся волосы, напоминающие вороново крыло, распростертое в полете. Йашода не уставала удивляться замечательным чертам внешности Кришны. В конце возраста каумара Кришна носил в руке короткий посох, одежды Его были немного длиннее, а шнур на талии был завязан так, что напоминал капюшон змеи. В этом наряде Он обычно присматривал за телятами недалеко от дома или играл со Своими сверстниками-пастушкаџми. У Него была тонкая флейта и рожок из рога буйвола. Иногда Он играл на флейте, сделанной из листьев какого-нибудь дерева. Таковы отличительные черты Кришны в конце возраста каумара.

Когда Кришна немного подрос и стал присматривать за маленькими телятами, Он часто пас их у самого леса. Поэтому если Кришна немного запаздывал с возвращением домой, Нанда Махараджа сразу же поднимался на чандра-шалику (сооружение на крыше для обзора окрестностей) и высматривал Его. Обеспокоенный долгим отсутствием сына, Нанда Махараджа не спускался с чандра-шалики до тех пор, пока не успокаивал жену известием о том, что Кришна в окружении Своих друзей-пастушков и телят возвращается домой. Он указывал на павлинье перо на голове сына и описывал своей дорогой жене ту радость, которую испытывает при виде Его.

Мать Йашода отвечала Нанде Махарадже: «Погляди на моего дорогого мальчика: белки Его глаз сверкают, на голове у Него тюрбан, на плечах накидка, а на ногах нежно позванивающие колокольчики. Он приближается к дому вместе со Своими телятами сурабхи, и посмотри только, как Он ступает по святой земле Вриндавана!»

Махараджа Нанда в свою очередь говорил жене: «О Йашода, взгляни на свое дитя, Кришну! Посмотри, как сияет Его темное тело, взгляни на Его красноватые глаза, широкую грудь и красивое золотое ожерелье! До чего же замечательно выглядит наш мальчик, все увеличивая мое трансцендентное блаженство!»

Когда Кришна, возлюбленный сын Нанды Махараджи, вступает в возраст каишора, Он становится еще прекраснее, но несмотря на это Его родители продолжают относиться к Нему так, будто Он по-прежнему находится в возрасте пауганда, хотя Ему в эту пору уже от десяти до пятнадцати лет. В то же время, когда Кришна еще находится в возрасте пауганда, некоторые из Его слуг считают, что Он уже достиг возраста каишора. Обычные детские забавы Кришны - бить горшки с молоком и простоквашей, разливать по всему двору простоквашу и снимать с молока сливки. Иногда Он ломает мутовку или швыряет масло в огонь, чем еще больше усиливает трансцендентное наслаждение матери Йашоды.

Однажды Йашода заметила по этому поводу своей служанке Мукхаре: «Полюбуйся, как Кришна крадется из-за кустов, воровато озираясь по сторонам. Сдается мне, что Он собирается стащить масло. Спрячься, а то Он поймет, что мы за Ним наблюдаем. Я хочу насладиться видом Его лукаво двигающихся бровей и увидеть Его испуганные глаза и прекрасное лицо».

Наслаждаясь тем, как Кришна украдкой ворует масло, Йашода испытывала экстаз материнской любви: она то вдыхала аромат Его головы, то гладила или благославляла Его, иногда она приказывала Ему что-либо, или строго глядела на Него, иногда она ободряла Его, а порой читала Ему нравоучения, запрещая Ему воровать. Все это - проявления материнской экстатической любви. Здесь очень важно отметить, что детская склонность к воровству присуща даже Верховной Личности Бога, и потому сама по себе она вполне естественна. Однако когда склонность к воровству проявляется в духовных отношениях, она не может осквернить, в отличие от материального мира, где ее проявления оскверняют человека.

В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (13.33) Шукадева Госвами говорит царю Парикшиту: «О царь, как только старшие гопи увидели своих возвращавшихся сыновей, они ощутили прилив невыразимой материнской любви. До этого они собирались наказать своих сыновей за то, что те воровали масло, но стоило им увидеть сыновей, как они забыли про свой гнев, и их переполнило чувство любви. Они обнимали сыновей и вдыхали аромат их голов, почти обезумев от любви к своим детям». Во время детских игр все эти мальчики-пастушки воровали масло вместе с Кришной, но вместо того, чтобы сердиться на Него, мать Йашода становилась мокрой от молока, лившегося из ее груди. От любви к Кришне она вновь и вновь приникала к Его голове и вдыхала ее аромат.

Матери мальчиков-пастушков обычно целовали их, обнимали, называли по именам, и иногда слегка журили за их привычку воровать. Эти проявления родительской любви называют экстазом саттвика, в котором восемь экстатических признаков проявляются во всей полноте. В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (13.22) Шукадева Госвами говорит Махарадже Парикшиту: «Матери мальчиков-пастушков были введены в заблуждение внутренней энергией Личности Господа, йога-майей, покрывавшей их. Едва заслышав, как их дети играют на флейте, они замирали на месте и мысленно обнимали своих сыновей, созданных внутренней энергией Кришны. Принимая их за своих родных сыновей, они брали их на руки и обнимали. Чувства, которые они испытывали, были слаще перебродившего нектара, и их дети в один миг выпивали молоко, струившееся у них из груди».

В «Лалита-мадхаве», написанной Рупой Госвами, есть такие слова, обращенные к Кришне: «Дорогой Кришна, когда Ты пасешь Своих коров и телят, пыль поднятая их копытами, покрывает Твое милое лицо и изящный тилак, отчего кажется, будто Ты весь в пыли. Но когда Ты возвращаешься домой, молоко, льющееся из груди Твоей матери, смывает всю пыль с Твоего лица, и Ты выглядишь умытым этим молоком, как Божество во время ритуала абхишеки«. В храмах есть обычай омывать Божества молоком, если кто-либо осквернил атмосферу храма. Кришна - Верховная Личность Бога, и Его омывало молоко Йашоды, смывая с Него налет пыли.

Иногда Йашода застывала в оцепенении от экстаза. Это произошло, например, когда она увидела, что ее сын поднял холм Говардхана. Пока Кришна стоял, держа этот холм, Йашода, не решаясь обнять сына, застыла на месте. При мысли об опасности, которой Он подвергается, у нее на глазах выступили слезы. Из-за слез, затуманивших ее глаза, она не видела Кришну. От беспокойства у нее перехватило дыхание, так что она не в силах была даже подсказать Кришне, как Ему вести Себя в этой ситуации. Так проявляется оцепенение в экстатической любви.

Иногда трансцендентный экстаз охватывал мать Йашоду от счастья при известии, что ее сын целым и невредимым вышел из опасного положения, например, после нападения на Него Путаны или других демонов. В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (17.19) Шукадева Госвами рассказывает, что Йашода была вне себя от радости, увидев, что ее потерявшийся сын нашелся. Она посадила Его к себе на колени и обнимала Его снова и снова. И пока она так обнимала Его, из ее глаз градом катились слезы, так что она не могла даже выразить своей трансцендентной радости. В «Видагдха-мадхаве» Шрила Рупа Госвами пишет: «О Кришна, прикосновение рук Твоей матери так приятно освежает, что в этом с ним не могут сравниться даже сандаловая паста и яркий лунный свет вместе с пастой из кореньев ушира«. (Ушира - это разновидность кореньев, которые, если их замочить в воде, действуют охлаждающе. Их применяют для защиты от палящего жара солнца.)

Материнская любовь Йашоды к Кришне постоянно возрастает. Иногда ее любовь и экстаз называют сильной привязанностью, а иногда - неодолимым влечением. Пример влечения к Кришне, когда преданного переполняет чувство любви к Нему, описан в Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (6.43), где Шукадева Госвами говорит Махарадже Парикшиту: «О царь, возвратившись домой из Матхуры, благородный Нанда Махараджа вдохнул аромат головы своего сына и погрузился в экстаз родительской любви». Нечто подобное произошло и с Йашодой, которая, ожидая возвращения Кришны с пастбищ, с нетерпением прислушивалась, не донесется ли до нее звук флейты сына. Поскольку она думала, что уже очень поздно, ее беспокойство и нетерпение удвоились, и молоко заструилось у нее из груди. Не находя себе места, она то ходила по дому, то выходила на улицу. Она без конца смотрела на дорогу, не появится ли там Говинда.

Когда великие мудрецы возносили молитвы Господу Кришне, прославляя Его деяния, царица Гокулы, мать Йашода, появилась на поле битвы Курукшетра, и нижняя часть ее сари была влажной от струившегося из ее груди молока. Этот случай произошел не во время битвы на Курукшетре. Иногда Кришна приезжал на Курукшетру из Своего отчего дома (Двараки) по случаю солнечных затмений, и тогда же, чтобы увидеться с Ним, туда приходили жители Вриндавана.

Стоило Кришне как паломнику появиться на Курукшетре, весть о прибытии Кришны, сына Деваки, стала передаваться из уст в уста. Деваки же, как любящая мать, принялась гладить Кришну по лицу. А когда люди закричали, что прибыл Кришна, сын Васудевы, царя Нанду и мать Йашоду переполнило чувство любви к Нему, и по ним было видно, какое они испытывают блаженство.

Когда царица Гокулы Йашода собиралась на Курукшетру, чтобы увидеться с сыном, одна из ее подруг сказала ей: «О царица, молоко струящееся из твоих грудей-гор уже окрасило воды Ганги в белый цвет, а слезы, льющиеся из твоих глаз, смешавшись с черной тушью, сделали черными воды Йамуны. И когда ты стоишь, между этих двух рек, я думаю, что тебе ни к чему так стремиться на встречу с сыном. О твоей материнской любви Ему уже поведали эти две реки!»

Та же подруга Йашоды сказала Кришне: «Дорогой Мукунда, если царицу Гокулы Йашоду заставят взойти на костер, но при этом позволят видеть Твое лотосное лицо, огонь покажется ей Гималайскими горами, покрытыми льдом. Если же ей позволят находиться в океане нектара, но при этом лишат возможности видеть лицо Твоей Милости, этот нектар покажется ей мышьяком». Да разнесется по всей вселенной молва о нетерпении матери Йашоды из Враджа, которая живет ожиданием увидеть лотосное лицо Кришны!

Нечто подобное сказала однажды Кунтидеви своему брату Акруре: «Дорогой брат, мой племянник Мукунда что-то давно не появлялся у нас. Не мог бы ты передать Ему, что Его тетка Кунти сидит в окружении врагов, и хочет знать, когда она снова сможет увидеть Его лотосное лицо?»

В Десятой песни «Шримад Бхагаватам» (46.28) говорится: «Когда Уддхава, находясь во Вриндаване, рассказывал о деяниях Кришны в Двараке, у слушавшей его матери Йашоды из груди начало капать молоко, а из ее глаз покатились слезы». В другой раз огромная любовь Йашоды к Кришне проявилась, когда Кришна уехал в Матхуру, царство Камсы. Охваченная чувством разлуки с Кришной, Йашода взглянула на Его косметические принадлежности и тут же с криком рухнула на землю, почти лишившись чувств. Она стала кататься по земле и изранила свое тело. В этом жалком состоянии она стала кричать: «О мой сын! Дорогой мой сын!», - и при этом колотила себя в грудь. Сведущие в этих вопросах преданные считают этот эпизод проявлением экстатической любви в разлуке. В подобных случаях могут проявляться также такие признаки, как сильная тревога, скорбь, отчаяние, оцепенение, смирение, беспокойство, безумие и обман чувств.

Что касается тревоги матери Йашоды, то можно привести следующий пример. Однажды, когда Кришна ушел из дома пасти коров, один преданный сказал ей: «Йашода, я вижу, твои движения замедлились и тебя охватила тревога. Твой взгляд как будто остановился, а в твоем дыхании я чувствую такой жар, что от него молоко в твоей груди вот-вот закипит. Все это свидетельствует о том, что от разлуки с сыном у тебя страшно разболелась голова». Таковы некоторые проявления беспокойства матери Йашоды, тревожившейся за Кришну.

Когда Акрура приехал во Вриндаван и рассказывал о деяниях Кришны в Двараке, Йашода узнала, что Кришна взял в жены много царевен и с головой ушел в семейные дела. Узнав об этом, Йашода стала сетовать на судьбу, сокрушаясь, что не смогла женить Кришну сразу же после того, как Он вышел из возраста каишора, и потому лишилась возможности жить в одном доме с сыном и золовкой. У нее вырвалось: «О Акрура, ты просто мечешь молнии в мою голову!» Так проявлялась скорбь матери Йашоды в разлуке с Кришной.

Однажды Йашода впала в отчаяние, подумав: «У меня миллионы коров, но их молоко не может доставить удовольствия Кришне. Так будь же оно проклято! И на мне самой тоже, видно, лежит проклятье; несмотря на все свои богатства, я лишена возможности вдыхать аромат головы моего сына и кормить Его грудью, как я это делала, пока Он был во Вриндаване». Это проявление отчаяния Йашоды вызвано разлукой с Кришной.

Один из друзей Кришны как-то сказал Ему: «О лотосоокий, когда Ты жил в Гокуле, Ты не расставался с посохом. Теперь этот посох лежит без дела в доме матери Йашоды, и всякий раз, глядя на него, она застывает на месте, как будто сама превращается в посох». Это пример оцепенения в разлуке с Кришной. В разлуке с Кришной мать Йашода стала такой смиренной, что со слезами на глазах начала молить творца вселенной, Господа Брахму: «О творец, не мог бы ты вернуть мне моего любимого сына, Кришну, чтобы я смогла увидеть Его хоть на миг?» Иногда охваченная беспокойством мать Йашода, как безумная, начинала укорять Нанду Махараджу: «Что ты делаешь во дворце, бессовестный? И за что только люди называют тебя царем Враджа? Поразительно - разлученный со своим любимым сыном Кришной, ты продолжаешь как ни в чем ни бывало жить во Вриндаване! У тебя камень вместо сердца!»

Однажды Кришна услышал о безумстве матери Йашоды: «В помрачении рассудка мать Йашода обращалась к деревьям кадамба, спрашивая у них, где ее сын. Затем она обратилась к птицам и шмелям, пытаясь узнать, не встречали ли они где-нибудь Кришну и не могут ли рассказать что-нибудь о Тебе. Так, помутившись рассудком, она бродит по всему Вриндавану, спрашивая у всех о Тебе». Это безумие в разлуке с Кришной.

Когда мать Йашода обвинила Нанду Махараджу в «бессердечности», он ответил ей: «Дорогая Йашода, зачем ты так волнуешься? Приглядись внимательней. Неужели ты не видишь, что твой сын Кришна стоит прямо перед тобой! Не сходи с ума и ее нарушай покой в моем доме». Друг Кришны передал Ему, что у Его отца Нанды от разлуки с Ним тоже помутился рассудок.

Когда все жены Васудевы собрались вокруг арены, на которой должно было проводиться жертвоприношение, устроенное Камсой, и увидели радующий глаз облик Кришны, от нахлынувшей материнской любви молоко заструилось у них из груди, так что подолы их сари промокли. Это проявление экстатической любви - пример того, к чему приводит исполнение желаний.

В Первой песни «Шримад Бхагаватам» (11.29) говорится: «Возвратившись после окончания битвы на Курукшетре в Двараку, Кришна первым делом увиделся со Своей матерью и всеми Своими мачехами и почтительно склонился к их стопам. Матери стали сажать Кришну к себе на колени, и от сильной любви к Нему у них потекло молоко. Так грудное молоко, смешанное со слезами, стало первым подношением Кришне». Это один из примеров удовлетворения после долгой разлуки.

Аналогичные слова есть в «Лалита-мадхаве»: «Разве не удивительно, что Йашода, жена царя Нанды, охваченная материнской любовью к Кришне, смешав слезы с грудным молоком, омыла ими своего дорогого сына Кришну?» В «Видагдха-мадхаве» один преданный обращается к Кришне с такими словами: «О Мукунда, лишь увидев Твое лицо, распространяющее аромат лотоса, Йашода, привлеченная лунным светом, исходящим от Него, преисполнилась такой радостью любви к Тебе, что из сосков ее подобных кувшинам грудей побежало молоко». Так, промочив ткань, покрывавшую «кувшины», она всегда была готова дать Кришне молоко, бежавшее у нее из груди.

Таковы некоторые из признаков родительской любви к Кришне, которую питают к Нему Его мать, отец и пожилые люди. Преданный проявляет признаки экстатической родительской любви, когда смотрит на Кришну как на своего сына. Такие постоянно переживаемые трансцендентные эмоции называются устойчивым экстазом родительской любви к Кришне.

Шрила Рупа Госвами, ссылаясь на авторитет сведущих в этих вопросах ученых, утверждает, что три описанных выше вида трансцендентных рас - служение, дружба (братство) и родительская привязанность - иногда смешиваются друг с другом. Например, в братских чувствах Баларамы есть оттенок родительской привязанности и служения. К привязанности, которую питает к Кришне царь Йудхиштхира, примешиваются родительская любовь и служение, а трансцендентная раса Уграсены, деда Кришны, представляет собой смесь служения и родительской любви. Привязанность старших гопи во Вриндаване - это сочетание родительской любви, служения и дружбы. Привязанность сыновей Мадри, Накулы и Сахадевы, а также мудреца Нарады - это сочетание дружбы и служения. Привязанность Господа Шивы, Гаруды и Уддхавы - сочетание служения и дружбы.