Двиджахари начинает продавать в Техасе продукцию «Духовного неба» и его клиентами становятся все магазины для наркоманов и магазины импортных товаров Остина. Доход от этого бизнеса покрывает нужды всего храма и остальные преданные могут полностью посвятить себя проповеди. Каждое утро они выходят в университетский городок, расстилают ковер, садятся и поют Харе Кришна. Они также продают журналы «Обратно к Богу» и приглашают людей в храм. В полдень они возвращаются на полуденное арати, проводят еще один класс и обедают. После прасада они снова выходят до самого вечера.

Вечерние программы предназначены для гостей, которые приходят каждый день. Благодаря множеству лекций, двум харинамам и обилию прасада новички получают замечательную подготовку и живут счастливой жизнью.

После встречи с Прабхупадой Мурти дас всерьез задумывается о том, чтобы полностью предаться и присоединиться к Движению. Во время летних каникул Мурти читает лекции на гуманитарном факультете в дхоти и с бритой головой, и производит там целую революцию. Будучи семейным человеком, он живет в маленьком доме с женой и восьмилетним сыном. Под влиянием Вишнуджаны Свами вся семья становится сознающей Кришну.

Джагадананда Пяндыт: Для меня Вишнуджана Свами был суперменом. Он напоминал мне Господа Чайтанью. Именно он убедил моих родителей присоединиться к Движению Харе Кришна, я помню, что когда мне было восемь лет, он спрашивал меня, хочу ли я получить инициацию, но я знал, что еще не готов.

в то время он привлек в Движение прабхупады множество людей. Он был очень простым, и людям это нравилось. Он был харизматической личностью, и под его влиянием у человека появлялось желание стать преданным Харе Кришна. Вы были готовы бросить все. мой отец был выдающимся архитектором и скульптором, но и на него

Вишнуджана произвел такое впечатление, что он стал преподавать в Техасском университете в дхоти и бритой головой.

АДИ Дева тоже вот-вот побреет голову. Однако для начала он хочет несколько дней переночевать в храме, — просто для уверенности, — прежде чем оставить свою квартиру и бросить работу.

Ади Дева: Было весело. Мы спали в большой комнате, прилегающей к кухне. Все расстилали свои постели и ложились. Вишуджана был нам как папа, люди потом вспоминали: «Знаете, однажды ночью была гроза, и мы проснулись в два часа ночи. Вишнуджана Свами читал джапу. Затем он начал рассказывать нам историю о том, как Кришна поднял холм говардхан». Такие спонтанные вещи происходили постоянно.

Однажды поздно вечером мы беседовали о том, каким образом можно глубоко понять философию, и он рассказал о том, как во время бушующего урагана сидел с несколькими преданными на причале у озера. У каждого было по книге: у одного — «Бхагаватам», у другого — «Шри Ишопанишад», а у третьего — «Гита», и они зачитывали друг другу различные стихи. Он сказал, что бушующая вокруг стихия в значительной степени помогла ему понять философию.

Утром у нас была лекция по «Шримад-Бхагаватам», перед обедом — по «шри Ишопанишад», после обеда — по «нектару преданности» и вечером — по «Бхагавад-гите». Вишнуджана Свами проводил по четыре лекции в день! Тогда мы не осознавали, как нам повезло. Мы пели «шри Ишопанишад», и он, конечно же, знал все на память. Его лекции были очень глубокими и реализованными. Он знал «Бхагавад-гиту», как свои пять пальцев и мог процитировать любой стих.

обычно голос Вишнуджаны был слегка охрипшим, потому что он много пел. Его голос срывался, когда он с огромным чувством читал: «Как человек предается Мне, так я и вознаграждаю его»3. Было очевидно, что ему открывается гораздо больше, чем нам.

когда мы ходили с ним на санкиртану, он часто заходил в музыкальные магазины и говорил: «я представляю храм Радхи-Кришны». Лондонский альбом в то время уже был широко известен. Он садился в углу магазина и начинал петь, привлекая к себе внимание. Спев киртан, он начинал рассказывать о «Бхагавад-гите» и вскоре вокруг него

уже толпились люди, вся торговля в магазине прекращалась, я заходил с ним в несколько таких магазинов и всюду его проповедь была потрясающей. все слушали его, словно завороженные.

Как-то раз мы впервые провели ишта-гоштхи. Он обращался к каждому лично, спрашивая, какие у него проблемы: «Как ты думаешь, что нам нужно изменить?» Атмосфера была очень непринужденной, однако он оставался строгим. Он был мягким и в то же время очень строгим. Он никогда не шел на компромисс с философией. Однажды он процитировал Прабхупаду: «Вы должны читать «Нектар преданности» до тех пор, пока вам не захочется облизывать страницы этой книги». Фактически, сам Вишнуджана именно это и делал; он просто молился на эту книгу. Он ее очень любил.

Вишнуджана Свами был выдающимся поваром. Первое, что он сделал в кухне — это снял дверцы со всех шкафов, чтобы все видеть. Он готовил в одном дхоти санньяси и с него ручьем лился пот. У него были огромные руки, все покрытые мозолями от постоянной игры на мриданге. Он двигался по кухне как лев. Мы приносили ему связки бананов и он бросал их в напиток, состоящий из арбуза и бананов. Мы использовали много сахара, хотя до этого увлекались макробиотикой и здоровым питанием. Это было похоже на безумие, но нам нравилось. Он всегда говорил нам: «Это духовная пища. Это предложено Кришне».

Когда я встретил его, он находился в Движении три года. Он встретил Прабхупаду всего лишь три года назад! «Что же будет с ним еще через три года? И что будет с нами? Давайте же немедленно присоединимся к Движению», — думали мы.

14 августа остинские преданные во главе с Вишнуджаной Свами праздновали Джанмаштами. В течение дня Махарадж занимал преданных «народным творчеством», чтобы каждый смог что-то преподнести Кришне в день Его явления. Упаковав свои подарки, они отдавали их Махараджу, который складывал их на алтарь. Вишнуджана организует украшение храма и сбор бугенвиллий — маленьких фиолетовых цветков, растущих вокруг храма. Затем все принимаются за изготовление гирлянд и украшение ими храма. Наконец, Вишнуджана разбрызгивает по углам алтарной йогурт и разбрасывает лепестки роз, объясняя, что это благоприятно.

На заходе солнца он приглашает всех в алтарную и начинает читать о явлении Кришны. Закончив чтение, он начинает киртан, который вскоре становится настолько бурным, что выплескивается за пределы храма. Махарадж ведет киртан, совершенно не обращая внимания на недовольных шумом соседей.

Ади Дева: мы совершали парикраму вокруг дома с благовониями в руках, с мридангами и караталами, и это в одиннадцать часов вечера. Кто-то уронил благовоние, а другой преданный, который был босиком, наступил на него. Это было настоящее буйство, к полуночи прибыла полиция: «Так, все, хватит, прекратите!» Так мы получили посвящение в Джанмаштами.

Махарадж привлекал в Движение таких интеллектуалов, как Мурти дас и его жена, таких дотошных людей, как Ади Дева, а также хиппи, играющих на своих флейтах и носящих на плечах индейские сумки. Однако все были счастливы, поскольку это была одна семья. Связующим звеном был Вишнуджана Махарадж и то, как он представлял сознание Кришны. Социологи утверждают, что такое единство невозможно, что это миф. Однако сознание Кришны является истинным объединяющим фактором, благодаря которому все различия исчезают, и в Остине Вишнуджане удавалось воплощать этот принцип в жизнь.

Ишан: С ним все становилось реальностью, пользуясь его выражением, «пропитывалось» сладостью сознания Кришны. Не то, чтобы мы только учились быть преданными. С ним было легко быть преданным в полном смысле этого слова. Он был настолько привлекателен, что нам хотелось делать то же, что делал он. Независимо от того, кто был перед ним, — преданный или непреданный, он ко всем относился с почтением. И поэтому им привлекались самые разные люди.

Далее: