Вишнуджана никогда ничего не планирует. Он делает то, что вдохновляет его в данный конкретный день. Иногда он берет банановый хлеб в студенческий городок, садится, и просто поет и раздает прасад. Прасад никогда не остается, поскольку он очень вкусный.

Другой интересной программой является проповедь ученикам неполной средней школы, где учатся школьники 7-9 классов. В будние дни Двиджахари садится за руль «Мобильного центра бхакти-йоги» и проезжает мимо одной из школ, а Вишнуджана тем временем ведет в автобусе громогласный киртан. Это происходит как раз в обеденное время, чтобы все школьники увидели автобус и услышали киртан. Двиджахари едет так медленно, что автобус невозможно не заметить. Он останавливается ровно в ста метрах от школы. Все дети сразу же выбегают из ворот школы и устремляются к автобусу.

Школьное руководство тотчас вызывает полицию. В Сан-Антонио существует закон, запрещающий религиозную проповедь ближе, чем в ста метрах от школы. Когда приезжают полицейские, чтобы проследить за выполнением этого распоряжения, они начинают отсчитывать шаги. Двиджахари, как всегда точен, и, делая последний шаг, полисмены упираются в автобус. Преданные не нарушают закон, а дети тем временем уже сидят в автобусе. Вишнуджана раздает всем различные инструменты и начинает киртан. После киртана Вишнуджана произносит небольшую речь. Школьники очарованы им.

«Наш Духовный Учитель, Шрила Прабхупада, решил, что поскольку Америка — самая важная страна, — объясняет он с широко раскрытыми глазами, — то если ему удастся убедить в сознании Кришны американцев, то...» Он делает большую паузу: «Тогда...». Он настолько завладел их вниманием, что дети сами произносят последние слова: «Весь мир примет сознание Кришны». Затем он раздает прасад, обычно сладкие шарики.

Каждый вечер к нему в квартиру приходят новые люди, чтобы послушать вводную лекцию, которая называется «Бхакти-йога — основа сознания Кришны». Он проповедует на основе стихов «Шри Ишопанишад». Поскольку каждый вечер приходят разные люди, лекция, в большей или меньшей степени, одна и та же.

Дина-Бандху: Дело дошло до того, что я помнил всю лекцию наизусть. Я мог закончить практически каждое предложение, как только он его начинал. И все равно я слушал, словно зачарованный, хотя я заранее знал, что он скажет, мне хотелось услышать это снова, я знал всю лекцию наизусть, но его голос был просто завораживающим.

Поскольку в такой крошечной квартире живет так много людей, иногда вспыхивают конфликты. Вишнуджана всегда остается вне этого, однако другим преданным приходится труднее. Двиджахари любит вступать в глубокие философские споры с Вишнуджаной: «Я не просился сюда. У меня не было никакого выбора. О какой же свободе воли может идти речь? Никто меня не спрашивал». Будучи горячим по природе, Двиджахари выпаливает все эти аргументы с огромной скоростью. Вишнуджана не может сдержать улыбку.

Дина-Бандху решает вмешаться: «Послушай, проблема в том, что ты не проповедуешь. Если бы ты просто вышел на проповедь...»

У Двиджахари на лице появляется такое выражение, как будто зубной врач задел ему нерв. Когда Дина-Бандху видит лицо этого разгневанного итальянца, который словно пытается испепелить его своим взглядом, он понимает, что задел не тот нерв.

«Прабху, пожалуйста, примите мои поклоны», — быстро произносит он, касаясь головой пола.

Двиджахари застывает на месте. Он дымится от гнева, но ничего не может поделать, поскольку Дина-Бандху кланяется ему. Вишнуджана не в силах сдержать смех: «Главная проблема нашего Движения в том, что мы больше не кланяемся друг другу. Раньше мы постоянно кланялись друг другу».

* * *

Однажды домовладелица приносит Махараджу письмо. Прочитав письмо, Вишнуджана драматическим жестом комкает его.

— Что такое? — спрашивает Дина Бандху.

— Это был зов Майи.

Письмо было от его бывшей жены.

Дина-Бандху: И он рассказал мне о том, чтоу него была жена. Он попытался привести ее в сознание Кришны, но она не проявила интереса. Он рассказал, что жил на холмах в окрестностях Сан-Франциско и зарабатывал на жизнь тем, что делал маленькие бамбуковые флейты и продавал их на улице.

Однажды он встретил преданного, который пригласил его в храм: «Почему бы тебе не прийти в храм? в семь часов там будет киртан». Он пришел в храм на Фредерик-стрит и ему очень понравилось. Его пригласили на воскресный пир и он стал приходить регулярно, во время киртанов он постоянно играл на флейте, но позже стал замечать, что преданных беспокоит то, что он играет, но не поет.

Его привлекла философия. Ему все понравилось, но он увидел, что преданные достаточно безразличны друг к другу; так оно и было на самом деле, я помню, как он сказал мне: «на самом деле, я пришел в храм потому, что хотел научить преданных любить друг друга». Это еще один момент, которомуя научился у него, — быть личностным. Когда мне приходилось руководить преданными, я старался быть очень личностным, как в семье. Я думаю, что во многом на это меня вдохновил Вишнуджана.

Он рассказывал, что играл вместе с «Джефферсон эйрплейн» вплоть до того момента, как они приобрели популярность. Его не интересовала коммерческая деятельность, и поэтому он ушел из группы, все знали, что он способен играть на любом инструменте, например, его игра на мриданге была совершенно непринужденной, однако когда вы пытались повторить за ним, оказывалось, что это не так просто сделать. Когда он брал в руки гитару, казалось, что она звучит сама по себе, все, что он делал, он делал легко и непринужденно. Он был необычайно талантлив.

Я спросил его, что произошло в новом вриндаване, и он ответил, что Прабхупада назвал это мистическим влиянием, их покрыла какаято мистическая энергия. Не знаю, было ли это мистическим влиянием Кришны или Майи, но, так или иначе, их покрыла какая-то энергия, более могущественная, чем они. Она была мистической в этом смысле.

ПОЗДНО вечером, когда все уже легли спать, Вишнуджана сидел и размышлял над письмом Линды. Она хочет, чтобы он вернулся к ним, но он уже много раз говорил ей, что готов взять на себя ответственность за семыо, если она присоединится к нему и встанет на духовный путь. В конце концов, долг жены — следовать за мужем, особенно если его жизнь посвящена служению Богу и Его спутникам. Он никогда не интересовался материальными вещами или спокойной жизнью. Почему она не может этого понять?

Теперь уже слишком поздно. Он дал пожизненный обет безбрачия, который не может нарушить. Лучший выход — просто молиться Кришне, чтобы Он защитил их. Чувство грусти переполняет его мягкое сердце, но все, что он может сделать, — это просто пожать плечами. Что еще может сделать для своей бывшей жены монах, давший обет безбрачия?

На следующее утро раздаётся телефонный звонок. Новый представитель Джи-Би-Си в Техасе, Сатсварупа, хочет узнать, чем занимается Дина-Бандху: «Почему он оставил свое служение?» Дина-Бандху бросил свое служение в Хьюстоне, и теперь из этого сделали проблему.

«Послушай, — объясняет Вишнуджана, — если он не хочет следовать наставлениям, может, пусть сам дает наставления. Я думаю, ему нужно поехать и открыть где-нибудь храм». Об этом Махарадж уже много раз говорил Дина-Бандху. Он говорил: «Прабхупада сказал мне открыть десять храмов, чтобы очиститься. Поэтому я тоже советую тебе поехать и открыть храм».

Сатсварупа смиренно просит Вишнуджану отправить ДинаБандху обратно в Хьюстон, где решат вопрос с его служением.

Акути д.д.: Вишнуджана произвел сильнейшее впечатление на моего мужа. Однажды я вышла на санкиртану, а когда вернулась домой, то обнаружила записку: «я с Вишнуджаной Свами в Сан-Антонио. У него большой красный автобус».

Далее: