ОДНИМ ИЗ гостей, пришедших на встречу с Прабхупадой, был молодой американец с длинными, спутанными волосами, одетый в курту и йоговские брюки. Он только что вернулся в Америку после двух лет путешествий по Индии. Впервые он встретил Прабхупаду во время бомбейских программ в пандале в марте 1971 года, когда изучал там писания Шанкарачарьи и проходил курсы буддистской медитации.

Радханатх: я жил в Гималаях, в пещерах и на берегах рек, встречался с различными гуру и йогами, изучал медитацию и философию. Путешествуя по Индии, я посетил многих гуру и многие матхи. Когда я встретил Прабхупаду, я подумал: «Это великий святой, но кроме него есть много других великих святых, я должен продолжать свои путешествия ». В общем, тогда я был еще не готов.

Никогда не забуду тот день, когда впервые увидел Прабхупаду. я сидел посреди десятков тысяч гостей, пришедших на программу на Кроссмайдан. Гурудас немного проповедовал мне перед этим. Это была первая лекция Прабхупады, и Гурудас со сцены высматривал кого-то в зале. Затем он стал махать рукой. Там было множество бомбейских аристократов, а я был просто нищим, не имеющим ни гроша, — самой незначительной личностью среди всех присутствующих. Однако Гурудас подошел ко мне и сказал: «шрила Прабхупада хочет, чтобы ты сидел на сцене рядом с ным». Он отвел меня на сцену, и прабхупада с улыбкой взглянул на меня, поскольку у меня были спутанные волосы и ыоговская одежда. Он попросил меня сесть прямо рядом с ним.

Позже, когда Прабхупада уходил со сцены, я потянулся, чтобы коснуться его стоп. Я всегда старался коснуться стоп святых людей, однако один преданный сразу остановил меня: «Никто не должен касаться стоп Прабхупады». Тогда Прабхупада взглянул на этого преданного и сказал: «Он может коснуться моих стоп». Прабхупада стоял прямо передо мной и, улыбаясь, смотрел на меня. Я коснулся его стоп, он снова улыбнулся и сказал: «Харе Кришна». Он был очень добр ко мне, пролив на меня свою беспричинную милость, я провел там около десяти дней и понял, что он —удивительная личность. У меня совершенно не было денег, и я выходил собирать милостыню, чтобы купить книгу «Кришна», я очень серьезно искал Бога.

Вскоре я вернулся в Гималаи и поселился рядом с дхармашалой. я учился в монастыре Далай-ламы, но жил в пещере, поскольку никогда не ночевал в помещениях. Пещера находилась в сорока-пяти минутах ходьбы через джунгли. У меня была книга «Кришна», и я постоянно читал ее в течение дня. ночью в пещере была кромешная темнота, и там водились змеи и скорпионы, я остался в живых только по милости Кришны.

всякий раз, когда в книге «КРИШНА» Прабхупада критиковал майявади и имперсоналистов, мне казалось, что в мое сердце вонзается нож. Почему он снова и снова делает это со мной? я не мог вынести этого, поскольку начал свою духовную жизнь как имперсоналист в Гималаях. Прабхупада мне нравился, нравилось и то, что он говорит о Кришне, но я не мог вынести его критики имперсоналистов. Поэтому я перестал читать эту книгу.

Дело кончилось тем, что через год я оказался во Вриндаване. я просто хотел заехать туда, но заболел тифом; Кришна не позволил мне уехать, к тому времени, как я выздоровел, я уже решил стать браджабаси до конца своей жизни. Затем туда приехал Прабхупада и с ним еще около двадцати преданных. Нанда Кумар был пуджари. Там были также Гурудас, Шьямасундара, Ямуна и малати. Так во вриндаване я принял его своим гуру, я не получил формальной инициации, но следовал принципам, я встречался со множеством гуру, и все они хотели, чтобы я принял инициацию; поэтому я дал обет, что до тех пор, пока не решу, что никогда не покину своего гуру, не буду принимать посвящение и брить голову, поскольку обрить голову — значит полностью предаться гуру.

Проведя в Индии два года, я отправился обратно в Америку, и по пути на несколько недель остановился в храме на Бери-плейс в Лондоне. Тогда им руководил Реватинандана Свами. Его комната была на втором этаже. Мы с ним много общались, он расспрашивал меня об Индии, поскольку тоже недавно вернулся оттуда, я сообщил ему, что направляюсь в Нью-Йорк, и он сказал мне: «Когда приедешь в Америку, найди там одного преданного, моего двоюродного брата, — он самый удивительный преданный. Ты обязательно должен с ним встретиться. Он такой экстатичный преданный и так любит Кришну! Его зовут Вишнуджана Свами». со слезами на глазах он восхвалял Вишнуджану Свами, и, просто услышав от этого замечательного преданного о Вишнуджане Махарадже, я уже почувствовал глубокую привязанность к нему.

Я прибыл во Флориду, и через несколько дней узнал, что Шрила Прабхупада приезжает в Нью-Йорк, я сразу отправился автостопом в НьюЙорк, и, прибыв туда, поехал вместе с преданными в аэропорт встречать Прабхупаду.

На следующее утро Вишнуджана Махарадж вел мангала-арати. Это был очень сладостный, удивительный киртан. После арати я подошел к нему и сказал:

— Махарадж, это был такой прекрасный киртан. Как вас зовут?

— Меня зовут Вишнуджана Свами.

— О, я совсем недавно встречался с вашим двоюродным братом, Реватинанданой Свами.

Он был очень рад. между нами сразу возникли любовные отношения. Он восхвалял Прабхупаду, восхвалял преданных, восхвалял Кришну.

Каждый раз, когда Прабхупада приезжает в Нью-Йорк, сотни преданных съезжаются сюда и заполняют своими автомобилями всю Генри-стрит, так что местным жителям негде поставить машину. Некоторые преданные даже загораживают им выезд из дома. Вишнуджана Махарадж тоже припарковал свой автобус на углу Генри-стрит и Кейн-стрит, рядом с храмом. Из-за такого количества машин то и дело возникают страшные транспортные пробки. Люди, живущие по соседству, быстро теряют терпение и начинают жаловаться на храм.

Чтобы уменьшить напряженность, Вишнуджана приглашает соседских детей в автобус на киртан и прасад. Однако вечером, когда Махарадж повторял на улице джапу, к нему подошел местный мальчишка, и, указывая на окна автобуса, сказал: «Раз, два, три. Сегодня ночыо».

Видя его агрессивный жест, Вишнуджана приходит в гнев и тотчас набрасывается на него. Мальчик убегает сильно напуганный, но позже возвращается вместе с отцом. Тот начинает орать, как демон, и гневно пинает двери автобуса. Преданные выскакивают из храма, чтобы защитить автобус Радхи-Дамодары. Начинается большой шум, на который сходится все больше и больше местных жителей. Перебранка переходит в настоящую стычку, и кто-то вызывает полицию. Полиция прибывает как раз вовремя, и ситуация не успевает выйти из-под контроля. Все расходятся, однако местные жители обещают вернуться и отомстить.

Через несколько дней Прабхупада улетает в Лондон и преданные разъезжаются по своим храмам. После того, как все уехали, большая шайка местных подростков приходит вечером в храм и поджигает храмовую машину. Затем они разбивают одно из передних окон храма и забрасывают туда несколько шутих. Это приводит к еще одной стычке и опять приезжает полиция. Порядок в конце концов восстановлен, но напряженность между преданными и соседями сохраняется.

Вишнуджана считает, что во всей этой неразберихе виноват он, хотя весь храм единодушен в том, что он поступил правильно, защищая Божества. Тем не менее, чтобы избежать дальнейшей конфронтации, Вишнуджана решает, что автобусы Гастролирующей группы отправятся в Буффало, куда их уже пригласили на Ратха-ятру. Двое новичков, приехавших в Нью-Йорк, чтобы встретиться со Шрилой Прабхупадой, тоже присоединились к ним. Сантош — прекрасный клавишник, а его жена, Шравания, певица уровня Грейс Слик. Раньше они участвовали в небольшом рок-шоу, которое организовал в Детройте Бхагаван дас, пытаясь повторить успех Гастролирующей группы. Однако после отъезда Бхагавана в Париж им предложили присоединиться к программе Вишнуджаны, и они сразу согласились.

Далее: