Вы здесь:  

Главная страница

Махабхарата

Махабхарата. Сауптика-парва (книга десятая)

Глава 16

Глава 16

Вайшампаяна сказал:

Тогда, узнав, что злодей вонзил оружье, Хришикеша, торжествуя, такое слово сыну Дроны молвил: «Некогда дочь Вираты, сноху обладателя лука Гандивы, увидав, прибывший в Упаплавью, твѐрдый в обетах промолвил: "Когда род Куру станет истощаться, у тебя сын родится. Его истощенье будет во время пребыванья в утробе". Воистину сбудется слово этого святого! Будет назван Парикшитом сын, восстановитель рода!» Так молвившему Говинде, лучшему из сатватов, крайне разгневанный сын Дроны возразил напоследок: «И не так это на самом деле, как ты, Кешава, пристрастно утверждаешь, и не останется всуе моѐ слово! Ведь неотвратимо падѐт оружие на плод дочери Вираты, которую ты пытаешься защитить, о Кришна!»

Шри Бхагаван сказал:

— Неизбежно падѐт на еѐ плод величайшее оружье, а тот пронзѐнный плод родится и получит долголетье! Тебя же все люди знают, как труса, злодея, занятого злыми делами, как убийцу младенцев! Поэтому получай плод кармы такого злодея: три тысячи лет по этой земле ты будешь скитаться никого не встречая, ни с кем не перемолвясь; ты будешь блуждать без попутчика по местам безлюдным. Презренный, ты будешь изгоняем, среди людей тебе нет места! Смердящий гноем, кровью, ты будешь укрываться в труднопроходимых дебрях. Злободушный, ты будешь бродить всеми болезнями поражѐнный! А Парикшит, достигнув зрелости, достигнув преданности Ведам, всѐ оружие познает тот богатырь от Крипы, потомка Шарадваджи! Преданный обетам кшатриев, познав и высшее оружье, тот праведник шестьдесят лет будет охранять богатую землю! Более того — долгорукий станет раджей кауравов по имени Парикшит. О злокознѐнный, я оживлю его мгновенно, сожжѐнного жаром оружья! О низкий человек, виждь мой тапас, могущество и правду!

Вьяса сказал:

— Так как, пренебрегая нами, ты продолжал исполнять это ужасное дело, принадлежа к истинному браминскому роду, вот с тобой и произошло такое! Потому и то высочайшее слово, сказанное сыном Дэваки, несомненно сбудется над тобой, раз ты долг кшатрия принял!

Ашваттхаман сказал:

С тобой, владыка брамин, я устою, как бы среди народа! Да сбудется слово того сверхчеловека, о владыка!

Вайшампаяна сказал:

Отдав драгоценность великодушным Пандавам, сын Дроны, на глазах у всех, пошѐл в лес уныло. А Пандавы, врагоубийцы, возглавляемые Говиндой, Кришной Островитянином и великим муни Нарадой, приняв драгоценность, рождѐнную сыном Дроны, поспешили к разумной Драупади — она сидела, соблюдая (обряд) «Прая». Те тигры-люди на рысаках, подобные ветру, отправились обратно в становище вместе с Дашархой. (Прибыв), великоколесничие со своих колесниц соскочили поспешно; увидав, что Драупади скорбит смертельно, они сами ещѐ больше были убиты (горем). Подойдя к ней, безрадостной, в тяжкую скорбь погружѐнной, обступив, окружили еѐ Пандавы вместе с Кешавой. Тогда, с дозволенья раджи Юдхиштхиры, многосильный Бхимасена передал (ей) ту дивную драгоценность и молвил такое слово: «Благо тебе! Вот драгоценность побеждѐнного убийцы твоих сыновей, благая, встань же, отринув скорбь, дхарму кшатриев вспомни! О черноокая, при отбытии Васудэвы ради умиротворенья, какие слова, робкая, были сказаны тобой убийце Мадху? «Словно нет у меня ни мужей, ни сынов, ни братьев, ни тебя также, Говинда, Ты сказала эти горькие слова Пурушоттаме, соответствующие дхарме кшатриев, их благоволи вспомнить! Убит злой Дурйодхана, что препятствовал нашему воцаренью, кровь Духшасаны я пил, источѐнную мною! За (их) коварство пришла расплата, нет повода для порицанья! Сын Дроны отпущен живым, как брамин и как сын гуру! Слава его пала, лишь тело осталось, о богиня! Отнята его драгоценность, повержено оружие на землю».

Драупади сказал:

Я только возмездия хотела, а сын гуру для меня — (сам) гуру! Пусть раджа повяжет на голову эту драгоценность, о Бхарата! — Тогда взяв (драгоценность), укрепил еѐ на своей голове раджа: «гуру оставил это мне, (как дар) по слову Драупади!» О владыка, нося на голове дивное, превосходнейшее украшенье, красовался раджа, словно гора с месяцем над нею. Встала тогда (сидевшая) в скорби по сынам разумная Кришни. Затем долгорукий Дхармараджа стал расспрашивать Кришну.

Далее: