Вы здесь:  

Главная страница

Маркандея пурана

Глава 58. История брахмана, жившего в Сварочиша Манвантаре

Крауштуки сказал:

Ты подробно рассказал мне, о великий муни, о континентах и океанах Земли, об их размерах, и о расположении созвездий. И ты поведал мне о Сваямбхува манвантаре, о мудрец. Теперь же я желаю услышать про другие манвантары, которые были в прошлом, про богов, риши, царей и их сыновей, которые существовали в те времена.

Маркандея сказал:

Я поведал тебе о манвантаре, которая известна под именем Сваямбхува. Теперь слушай о следующей, названной в честь Сварочиши.

Жил в то время в городе Арунаспада на реке Варуна один брахман, весьма выдающийся среди дваждырожденных. По красоте он превосходил Ашвинов. Он был спокоен, вежлив и правдив, он познал все Веды и веданги. Он был почтителен с гостями и всегда давал приют нуждающимся в ночлеге. И было у него желание, увидеть землю с самыми очаровательными лесами и садами, украшенную многими городами.

Однажды его обитель посетил гость, сведущий в силе лекарственных трав, и искусный в магических искусствах. По просьбе чистого разумом брахмана он рассказал ему про разные страны, про очаровательные города, леса, реки и горы.

Тогда тот лучший из брахманов, исполнившись удивления, спросил: "Ты посетил столько стран, но ты не выглядишь усталым, ты столько путешествовал, но ты не стар годами, молодость твоя еще не ушла. Как же ты обошел всю землю за такое недолгое время, брахман?"

Брахман сказал:

Определенные травы и заклинания делают мой путь лишенным преград. Поистине, о брахман, я за полдня могу пройти тысячу йоджан.

Маркандея сказал:

Тогда брахман ответил ему со всем уважением, поверив словам того мудрого брахмана: "О почтенный господин! Просвети меня во всем, что касается этих заклинаний. Я имею жгучее желание посетить те земли!" И тот высокоученый брахман дал ему мазь для ног и рассказал, как добраться до тех земель.

Тогда брахман, намазав ступни, отправился посмотреть на Химават, где проливаются каскады множества рек, и он думал: "Если я действительно могу пройти тысячу йоджан за полдня, то за вторые полдня я вернусь". И без усталости в теле он достиг Химавата.

Там он бродил по склонам заснеженной горы. Затем та мазь, приготовленная из разных отборных трав, стала смываться с его ног талым снегом. Из-за этого его походка стала замедляться. Он видел завораживающие снежные пики, так любимые сиддхами и гандхарвами, на которых любили развлекаться киннары, на которых боги устраивали игры и приятно проводили время, которые были наполнены сотнями небесных апсар. Очарованный всем этим брахман, у которого волосы поднялись от восторга, тем не менее, не был пресыщен и жаждал увидеть еще.

Исполненный восторга, он взирал на могучий горный хребет Химават. В одном месте его взгляд пленили брызги водопада, в другом - танцующие павлины, и другие птицы, такие как кукушки-мухоловки, чибисы и дрозды. Так же очаровывали его слух гудящие пчелы, и голова его кружилась от ароматов цветущих деревьев.

Вдоволь насмотревшись на великую гору Химават, молодой брахман собрался отправляться домой, думая на следующий день прийти сюда снова. Так как мазь с его ног была смыта, то походка его была очень медленной, и он, после долгой ходьбы, подумал:

"Что же это? Что я наделал по незнанию? Видимо мазь с моих ног смылась талым снегом, и теперь я останусь на этой труднодоступной горе, на большом расстоянии оттуда, откуда я пришел. Я не смогу должным образом исполнять обряды и буду от этого страдать. Как же мне разжечь огонь и совершить все необходимые подношения и жертвы? Я попал в ужасное положение. "Это очаровательно! Это прекрасно!" - взор мой так поглощен созерцанием этой прекрасной горы, что и за сто лет не насытится. Слух мой пленен мелодичным пением киннаров, и нос жадно поглощает ароматы деревьев, от которых исходит приятный ветерок, и чьи плоды полны нектара. И очаровательные озера очаровывают мой разум. В моем положении помочь мне может только святой отшельник, который может указать мне путь к дому".

Маркандея сказал:

Размышляя так, брахман бродил по снежным горам. Утратив чудесную мазь из трав со своих ног, он стал испытывать большую усталость.

Его, прекрасного мудреца, бродящего по горам, увидела Варутхини, дочь Мули, прекрасная апсара.

Как только Варутхини увидела его, сердце ее затрепетало, и она, на самом деле, исполнилась любви к этому благородному брахману: "Кто же этот человек с такой привлекательной внешностью? Если он не отвергнет мою любовь, значит, рождение мое было не напрасным. Как красив его облик! Как изящна его походка! Как глубок его взгляд! Есть ли равный ему на земле? Я видела богов и дайтьев, сиддхов, гандхарвов и нагов, но никто из них не может соперничать с этим возвышенным человеком! Если он полюбит меня, как я его полюбила, то он разделит со мной накопленные им плоды добродетели. И если он сегодня бросит на меня любящий взгляд, то не будет во всех трех мирах другой женщины, имеющей столько плодов добродетели".

Маркандея сказал:

Так размышляя, небесная дева, исполненная любви, явилась во всей своей красоте перед брахманом. Увидев прекрасную Варутхини, молодой брахман почтительно подошел к ней и сказал: "Кто ты, о дева, сияющая как чаша лотоса? Что ты тут делаешь? Я брахман, и я пришел сюда из города Арунаспада. Чудесная мазь, сила которой привела меня сюда, смылась с моих ног талым снегом, о чарующая взглядом!"

Варутхини сказала:

Я дочь высокого духом Мули, известная под именем Варутхини. Я всегда здесь брожу, любуясь на эти очаровательные горы. Случилось так, что, только увидев тебя, о брахман, сердце мое наполнилось любовью. Я вся в твоей власти, я исполню твои желания.

Брахман сказал:

О добродетельная, с чарующей улыбкой, укажи мне путь, каким бы я смог добраться до своего дома. Ведь без выполнения обязательных и периодических обрядов во всех начинаниях не будет успеха, а для брахмана невыполнение обрядов - тяжкий грех. Поэтому, о госпожа, выведи меня из этих гор. Для брахмана не приветствуется жизнь вне дома. Я не грешен, это всего лишь мое любопытство завело меня сюда.

Что бы выполнить обряды, обязательные и периодические обращаются к брахману, но если его нет дома, то это становится невозможным. Что мне еще тебе сказать, о добронравная, что бы ты помогла мне добраться до моего дома, пока солнце не село.

Варутхини сказала:

Не говори так, о блистательный господин, пусть не наступит тот день, когда ты, отказавшись от меня, вернешься в свой дом.

Эти горы более очаровательны, чем небеса, давай же будем жить здесь, отринув даже обитель богов! Ты будешь наслаждаться со мной здесь, на этой прекрасной горной вершине, о возлюбленный, и не вспомнишь про своих смертных родственников.

Охваченная любовью, я дам тебе здесь гирлянды, одежды и украшения, и изысканную еду, и другие наслаждения. Ты будешь слушать прелестные песни киннаров, тебе будут звучать мелодии лютни и флейты, ветре будет приносить радость телу, у тебя всегда будет теплая пища и чистая вода. Желаешь, что бы у тебя была удобная кровать или ароматные благовония? У тебя будет все, что было в твоем доме. Все то время, что ты проведешь здесь, ты будешь свободен от старости, ведь это земля тридцати богов, она дарует вечную молодость.

Маркандея сказал:

Сказав так, эта лотосоокая девица, исполненная любви, воскликнула: "Будь же моим!" и, повинуясь своим желаниям, обняла его.

Брахман сказал:

Не прикасайся ко мне! Ступай к тем, о негодная, кому нравятся такие, как ты! Я добивался совсем не того, чего желаешь ты. Совершая утренние и вечерние подношения и жертвоприношения, люди прокладывают себе дорогу к вечной обители блаженства. О неразумная, все три мира держатся на жертвоприношении богам.

Варутхини сказала:

Разве я тебе не мила, о брахман? Разве эта гора не прекрасна? Ты не желаешь находиться в обществе киннаров, гандхарвов и прочих? Без сомнения, ты достигнешь своей обители, но пока насладись со мной, получи удовольствия, которые не так просто обресть.

Брахман сказал:

Три жертвенных огня, гархапатья и другие, являются желанными для меня. Место для жертвенного костра самое приятное для меня место. И богиней для меня является моя супруга, полностью преданная мне.

Варутхини сказала:

Сострадание, о брахман, это лучшее из восьми добродетелей души, почему бы тебе не проявить его ко мне, о приверженец истины? В разлуке с тобой я не смогу жить, я не лгу, будь ко мне милостив, ведь я полна любви к тебе, о гордость своей семьи!

Брахман сказал:

Если ты исполнена любви ко мне, и говоришь это не из простой вежливости, то помоги мне добраться до моего дома.

Варутхини сказала:

Конечно, господин мой, ты должен уйти отсюда, что бы попасть домой, но побудь со мной хоть немного, подари мне радость, которую я с таким трудом добиваюсь.

Брахман сказал:

Стремление к наслаждениям вовсе не цель для брахмана, о Варутхини. Деятельность брахмана должна приносить ему плоды после смерти, а стремление к наслаждениям препятствует этому.

Варутхини сказала:

Если ты спасёшь меня от гибели, которая неизбежна в случае разлуки с тобой, то ты обретешь плоды этого благого деяния после смерти и насладишься ими в следующем рождении. Но если ты откажешься от меня, я умру, и ты обретешь грех.

Брахман сказал:

Мои наставники говорили мне, что не следует желать неизвестную женщину. Поэтому я не разделяю твоей любви, как бы сильно ты не плакала и не горевала.

Маркандея сказал:

Сказав так, этот прославленный брахман, чистый и сдержанный, коснулся воды и воззвал к Агни: "О сияющий Агни, ты почитаешься как Гархапатья, ты - источник всех обрядов. От тебя и только от тебя возникли Ахаванья и Дакшина. Когда питают тебя, питаются и все боги, за это они вызывают дождь, даруют урожай и другие блага. И этим урожаем питается весь мир.

Поистине, весь этот мир пребывает в тебе, и поэтому я молю тебя, пусть я увижу свой дом до того, как сядет солнце. Поэтому я молю тебя, пусть я увижу сегодня, как садится солнце, пребывая у себя дома, и тем самым не пропущу выполнение обрядов, предписанных Ведами. Я никогда не возжелал чужого богатства и чужой жены, даруй же мне исполнение моего желания".